Анатолий Мариенгоф «О Сергее Есенине»

Стрелялась Галя из хлявенького револьверишки - из "бульдога".
Не без мысли о Достоевском мне хочется рассказать ещё об одном самоубийстве.
Это было в Ленинграде почти перед самой войной с Гитлером. Щупленький рябой маляр лет двадцати восьми из ревности убил свою жену. Ему дали восемь лет. Он их добросовестно просидел. А в первый же день, как выпустили, пошёл на Волково кладбище, где она была похоронена, и повесился на толстом суку возле её креста.
Я навестил их могилы. Там, рядом, положили и его - этого русского Ромео, нашего современника, щупленького рябого маляра.
Не верят в большую любовь только болваны, важно считающие себя скептиками. Во все времена их было больше, чем надо.

Мой век, мои друзья и подруги