Анатолий Мариенгоф «Циники»

После небольшой паузы я бросал последний камешек:
— Наконец, женщина, которую ты любишь, взяла в любовники нэпмана.
Он смотрит на меня с улыбкой своими синими младенческими глазами.
— А ведь это действительно неприятно!