Записные книжки — цитаты из книг

Если вы захотите обратиться к Учению на досуге, после того как исполните свои желания, — помните, что этому не суждено сбыться, так как предела желаниям нет.

Того, что выходит за границы известного тебе, оспаривать нельзя и осуждать не годится.

Если задумаешь непременно совершить одно дело, то нечего жалеть, что отвергаешь остальные. Не надо стыдиться и людских насмешек. Не пожертвовав десятью тысячами дел, невозможно... →→→

Можно ли любоваться лишь вишнями в разгар цветения и полной луной на безоблачном небе? Тосковать по луне, скрытой пеленой дождя; сидя взаперти, не видеть поступи весны — это... →→→

Нет такого мирского обряда, от которого не хотелось бы уклониться. И если ты находишься во власти мирской суеты, если считаешь её неизбежной, желания твои умножаются, плоть... →→→

Некий мужчина, слывший знаменитейшим древолазом, по просьбе своего односельчанина взобрался на высокое дерево, чтобы срезать у него верхушку. Одно время казалось, что древолаз... →→→

Мы не задумываемся над тем, что такое миг, но если миг за мигом проходит, не останавливаясь, вдруг наступает и срок, когда кончается жизнь. Поэтому праведный муж не должен... →→→

Некто, обучаясь стрельбе из лука, встал перед целью, держа в руке две стрелы. Наставник заметил ему:
— Новичок, не держи две стрелы! Понадеявшись на вторую стрелу, ты... →→→

Люди все таковы: они бегут, суетятся, делаются рассеянными, забывают об Учении.
Если даже ты не познал ещё истинного Пути, всё равно порви узы, что связывают тебя с миром... →→→

Жил в Цукуси некий судейский чиновник. Главным лекарством от всех недугов он считал редьку и поэтому каждое утро съедал по две печёные редьки и тем обеспечил себе долголетие.... →→→

Человеку, замыслившему осуществить великое дело просветления, надлежит отказаться совершенно от самых необходимых и близких сердцу дел, коль скоро они мешают осуществлению... →→→

Не ждите, пока придёт старость, чтобы встать на путь праведный. Многие из тех, кто покоится в старых могилах, — молодые люди.

Старший брат придворного второго ранга Кинъё — епископ Рёгаку был чрезвычайно вспыльчивым человеком. По соседству с его храмом росло большое дерево эноки, и Рёгаку прозвали... →→→

Всё в мире — ничто; ничто не достойно ни речей, ни желаний.

Внимать тому, что передают, познавать то, чему учат люди, не есть истинная мудрость. Что же можно назвать мудростью?
Хорошо и нехорошо суть одно и то же.
Что же... →→→

Как подумаешь о цветах сердца человеческого, что блёкнут и осыпаются даже без дуновения ветерка, — становится печальнее, чем от разлуки с умершим, когда постигаешь переход в... →→→

Мир изменчив, как заводи и стремнины реки Асукагава. Времена меняются, следы деяний исчезают, уходят, сменяясь, радость и печаль, цветущие некогда долы становятся необитаемыми... →→→

К несчастью, я верю в то, что думаю, поскольку пережил, перечувствовал, испытал на себе каждую свою мысль. Замурованный в собственном мире, я могу вырваться из него лишь одним... →→→

"Мы расходуем на игру страстей материю, дарованную нам на счастье" (Жубер).

Слава моим неудачам! Я обязан им всем, что знаю.

Жить можно только в тех странах, которые наделены даром посредственности. Самое замечательное там - середина. Может быть, это и есть цивилизация.

Сколько было в моём прошлом от несостоявшегося будущего!

Желание - вот настоящая реальность. Даже сожаление есть то же самое желание, только поменявшее направленность. Желание того, чего больше нет.

Всё, что я думаю об окружающем, умещается в формуле одного из буддистов Тибета: "Мир существует, но он нереален".

Гостям, которые при виде моего стола спрашивают: "Так это здесь вы пишете свои книги?" - мне всегда хочется ответить: "Нет, я пишу не здесь".

В ответ на упрёки и укоры, которые я - по адресу или нет - к себе обращаю, мать написала мне: "Как бы человек ни поступил, он всё равно будет об этом жалеть".

Кафка - Милене: "Кроме тебя, у меня здесь никого, совершенно никого нет, только страх: я набрасываюсь на него, бросающегося на меня, и так, вцепившись друг в друга, мы ночь за... →→→

Лишь неудавшиеся вещи приоткрывают сущность искусства.

Читаю, читаю. Чтение - это моё дезертирство, моя повседневная трусость перед жизнью, оправдание моей неспособности к работе, всегдашняя отговорка, занавес, за которым я скрываю... →→→

Самое близкое для меня — русский байронизм, от Печорина до Ставрогина.

Страницы