Французская литература в цитатах

Эх, мой друг, не междоусобные войны разъединяют нас, а то, что мы больше не двадцатилетние юноши, то, что благородные порывы молодости угасли, уступив место голосу холодного... →→→

...полёт воображения — полёт ангелов и молний.

Обычно люди обращаются за советом, — говорил Атос, — только для того, чтобы не следовать ему, а если кто-нибудь и следует совету, то только для того, чтобы было кого упрекнуть... →→→

Угасший взгляд Атоса внезапно загорелся, но то была лишь минутная вспышка, и его глаза снова сделались такими же тусклыми и туманными, как прежде.
— Это правда, —... →→→

В два часа ночи наши четыре искателя приключений выехали из Парижа через ворота Сен-Дени. Пока вокруг царил мрак, они ехали молча; темнота против их воли действовала на них —... →→→

— Чёрт возьми! — воскликнул Портос. — Но раз мы рискуем быть убитыми, я хотел бы, по крайней мере, знать, во имя чего.
— Легче тебе от этого будет? — спросил Атос.... →→→

— Но как мне, не имея ни почвы под ногами, ни средств, не будучи ни мушкетёром, ни даже гвардейцем, — как мне внушить любовь, страх или почтение моему Планше?
— Вопрос... →→→

Вам, сударь, платится по вашим же делам;
Вот вы не верили? Теперь не верят вам.

Тот,
Кто хочет обвинять, не вправе торопиться.

Чем недостойней мы, тем меньшего мы ждём...

Нет-нет, по внешности меня судить не нужно,
И я совсем не то, чем я кажусь наружно.
Все думают, что я — безгрешная душа,
А правда то, что я не стою ни гроша... →→→

От злоязычия себя не уберечь.
Так лучше сплетнями и вовсе пренебречь.
Нам подобает жить и мыслить благородно,
А болтуны пускай толкуют как угодно.

Таково свойство признательности, ибо если время всё на свете разрушает и умаляет, то добрые дела оно возвеличивает и приумножает, оттого что благодеяние, щедрою рукою оказанное... →→→

Читатель, друг! За эту книгу сев,
Пристрастия свои преодолей,
Да не введёт она тебя во гнев;
В ней нет ни злобы, ни пустых затей.
Пусть далеко до... →→→

Сегодня наконец мы на земле - как дома.
От зол и от обид освобождает нас
Всё, что открылось нам в просторах окоёма.
Уймёмся. Помолчим. Настал раздумья час.... →→→

К несчастью, я верю в то, что думаю, поскольку пережил, перечувствовал, испытал на себе каждую свою мысль. Замурованный в собственном мире, я могу вырваться из него лишь одним... →→→

«Мы расходуем на игру страстей материю, дарованную нам на счастье» (Жубер).

Слава моим неудачам! Я обязан им всем, что знаю.

Жить можно только в тех странах, которые наделены даром посредственности. Самое замечательное там — середина. Может быть, это и есть цивилизация.

Сколько было в моём прошлом от несостоявшегося будущего!

Желание — вот настоящая реальность. Даже сожаление есть то же самое желание, только поменявшее направленность. Желание того, чего больше нет.

Всё, что я думаю об окружающем, умещается в формуле одного из буддистов Тибета: «Мир существует, но он нереален».

Гостям, которые при виде моего стола спрашивают: «Так это здесь вы пишете свои книги?» — мне всегда хочется ответить: «Нет, я пишу не здесь».

В ответ на упрёки и укоры, которые я — по адресу или нет — к себе обращаю, мать написала мне: «Как бы человек ни поступил, он всё равно будет об этом жалеть».

Кафка — Милене: «Кроме тебя, у меня здесь никого, совершенно никого нет, только страх: я набрасываюсь на него, бросающегося на меня, и так, вцепившись друг в друга, мы ночь за... →→→

Лишь неудавшиеся вещи приоткрывают сущность искусства.

Читаю, читаю. Чтение — это моё дезертирство, моя повседневная трусость перед жизнью, оправдание моей неспособности к работе, всегдашняя отговорка, занавес, за которым я скрываю... →→→

Самое близкое для меня — русский байронизм, от Печорина до Ставрогина.

Глоток кофе и сигаретная затяжка — вот мои настоящие родители. Теперь я не курю, не пью кофе и чувствую себя сиротой.

Я создан давать мудрые советы — и вести себя как последний дурак.

Страницы