Фёдор Достоевский — цитаты из книг

- Я думаю, что все должны прежде всего на свете жизнь полюбить.
- Жизнь полюбить больше, чем смысл её?
- Непременно так, полюбить прежде логики, как ты говоришь,... →→→

Den Dank, Dame, begehr ich nicht*, -
прибавил он с искривлённою улыбкой, доказав, впрочем, совершенно неожиданно, что и он может читать Шиллера до заучивания наизусть,... →→→

Знайте, Катерина Ивановна, что вы действительно любите только его. И по мере оскорблений его всё больше и больше. Вот это и есть ваш надрыв. Вы именно любите его таким, каким... →→→

Он мне стал жалок, это плохое свидетельство любви. Если б я любила его, продолжала любить, то я может быть не жалела бы его теперь, а напротив ненавидела...

Конечно, в теперешнее модное время принято отцов да матерей за предрассудок считать, но ведь по законам-то, кажется, и в наше время не позволено стариков отцов за волосы... →→→

Он нашёл, что большие чёрные горящие глаза её прекрасны и особенно идут к её бледному, даже несколько бледно-жёлтому продолговатому лицу. Но в этих глазах, равно как и в... →→→

- В последний раз и решительно: есть бог или нет? Я в последний раз!
- И в последний раз нет.
- Кто же смеётся над людьми, Иван?
- Чёрт, должно быть, -... →→→

Русского мужика, вообще говоря, надо пороть. Я это всегда утверждал. Мужик наш мошенник, его жалеть не стоит, и хорошо ещё, что дерут его иной раз и теперь. Русская земля... →→→

- Митя, ты несчастен, да! Но всё же не столько, сколько ты думаешь, - не убивай себя отчаянием, не убивай!
- А что ты думаешь, застрелюсь, как не достану трёх тысяч... →→→

Социалист-христианин страшнее социалиста-безбожника.

Ибо для счастия созданы люди, и кто вполне счастлив, тот прямо удостоен сказать себе: "Я выполнил завет божий на сей земле".

Знай, дурак, что здесь мы все от легкомыслия лишь не веруем, потому что нам некогда: во-первых, дела одолели, а во-вторых, времени бог мало дал, всего во дню определил только... →→→

Если бы на земле было всё благоразумно, то ничего бы и не произошло.

Овладевает свободой людей лишь тот, кто успокоит их совесть.

- Я ничего не понимаю, - продолжал Иван как бы в бреду, - я и не хочу теперь ничего понимать. Я хочу оставаться при факте. Я давно решил не понимать. Если я захочу что-нибудь... →→→

Сердце Алёши не могло выносить неизвестности, потому что характер любви его был всегда деятельный. Любить пассивно он не мог; возлюбив, он тотчас же принимался и помогать. А... →→→

Но Иван никого не любит. Иван не наш человек, эти люди, как Иван, это, брат, не наши люди, это пыль поднявшаяся... Подует ветер, и пыль пройдёт...

Не злой вы человек, а исковерканный.

Именно мне всё так и кажется, когда я к людям вхожу, что я подлее всех и что меня все за шута принимают, так вот "давай же я и в самом деле сыграю шута, не боюсь ваших мнений,... →→→

Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой.

- Я останусь ещё минуты три, если хотите, даже пять, - пробормотал Алёша.
- Даже пять! Да уведите же его скорее, мама, это монстр!

Влюбиться не значит любить. Влюбиться можно и ненавидя.

Боже мой! Целая минута блаженства! Да разве этого мало хоть бы и на всю жизнь человеческую?..

...тот, кто теряет связи с своею землёй, тот теряет и богов своих, то есть все свои цели.

Если нет бога, то я бог.

Фон Лембке решительно начал задумываться, а задумываться ему было вредно и запрещено докторами.

Вы потеряли различие зла и добра, потому что перестали свой народ узнавать.

Ваше блаженство - беспорядок! Ваше наслаждение - сор!

Не во времени дело, а в вас самом. Станьте солнцем, вас все и увидят.

— ...а теперь пошто ничего не делаешь?
— Я делаю... — нехотя и сурово проговорил Раскольников.
— Что делаешь?
— Работу...
— Каку работу?
— Думаю... →→→

Страницы