Американская литература в цитатах

- О, здравствуй, Дороти! Как мы счастливы снова встретить тебя! - сказал Страшила. - Что ты делаешь там, наверху?
- Ничего, - крикнула вниз девочка, - потому что здесь... →→→

Париж - как девка... Издалека она восхитительна, и вы не можете дождаться минуты, когда заключите её в объятья... Но через пять минут уже чувствуете пустоту и презрение к... →→→

Никто не может понять очарования улиц, если ему не приходилось искать в них убежища, если он не был беспомощной соломинкой, которую гонял по ним каждый ветерок.

Можно жить и без друзей, как можно жить без любви и даже без денег - этой, по всеобщему мнению, абсолютной ценности. В Париже можно жить - я точно установил! - просто тоской и... →→→

Когда мы проезжаем площадь Перье, я выпрыгиваю из машины. Мне нет особого смысла вылезать именно здесь. Но ведь и вообще особого смысла нет ни в чём. Я свободен - и это главное... →→→

Я не только целыми днями думаю о еде, но и вижу её во сне. Однако я не прошусь обратно в Америку, чтобы меня опять сковали узами брака и поставили к конвейеру. Я предпочитаю... →→→

Целый город, возведённый над пропастью пустоты. Над пропастью бессмысленности. Абсолютной бессмысленности. А Сорок вторая улица! Вершина мира - так её называют ньюйоркцы. Где... →→→

Я условился сам с собой: не менять ни строчки из того, что пишу. Я не хочу приглаживать свои мысли или свои поступки. Рядом с совершенством Тургенева я ставлю совершенство... →→→

У меня ни работы, ни сбережений, ни надежд. Я - счастливейший человек в мире.

Когда ты пишешь и у тебя сомнения, вспомни лицо человека, для которого пишешь...

Это жалость, подумал он и удивился. Ему пришло в голову, что в мире что-то неладно, если это ужасное чувство считается добродетелью.

Люди хотят, чтобы их окружали только зеркала.

Он посмотрел на огонь в камине. Вот что делает человека счастливым - сидеть и мечтательно смотреть на огонь - у своего собственного камина, в своём собственном доме; это было... →→→

Чтобы сказать: "Я тебя люблю", надо научиться произносить Я.

Толпа может простить что угодно и кого угодно, только не человека, способного оставаться самим собой под напором её презрительных насмешек.

- Майк, помнишь тот вечер, когда мы засиделись почти до самого утра? В машине Доминик кончился бензин, автобусы уже не ходили, и мы решили пойти домой пешком. Солнце уже... →→→

Хэллер взглянул на них и подумал, что видеть их вместе почти неприлично: высокая аскетическая фигура Рорка, излучающая особую гордую чистоту статных людей, и рядом с ним... →→→

Она ожидала, что в её доме он будет выглядеть неуместным, но неуместным казался дом вокруг него.

Знаешь ли, ведь хочешь не хочешь, а надо жить с людьми. Есть только два способа. Либо объединяться с ними, либо драться.

Он давно уже понял, до чего всё просто. Клиенты готовы будут принять всё, что он предложит, лишь бы им дали внушительный фасад, величественный вход и гостиную под стать... →→→

Утро было пасмурное, в воздухе стояло холодное и гнилостное дыхание моря. Над набережной низко пикировала серая чайка. На фоне мокрой каменной стены она казалась парящим... →→→

Каждая форма имеет собственный смысл, а каждый человек сам находит для себя смысл, форму и назначение. Почему так важно что сделали остальные? Почему освящается простой факт... →→→

Смерть такая скучная. Вот что в ней хуже всего. Скучная. Как только происходит, с ней уже ничего не поделаешь. С ней не поиграешь в теннис, не превратишь её в коробку леденцов... →→→

Трёхчасовая пьянь по всей Америке пялилась в стены, окончательно махнув на всё рукой. Чтоб стало больно, вовсе не нужно быть пьянью, чтоб тебя баба обнулила - тоже; но тебе... →→→

Если ты писатель, беда вот в чём - главная беда: свободное время, чересчур много свободного времени. Приходится ждать, пока не припрёт, чтобы смог писать, а пока ждёшь -... →→→

Страницы