1920-е: цитаты из книг

Страшно, — ох, страшно, — что когда нам снится Россия, мы видим не её прелесть, которую помним наяву, а что-то чудовищное. Такие, знаете, сны, когда небо валится и пахнет... →→→

— Это конгениально, — сообщил Остап Ипполиту Матвеевичу, — а ваш дворник довольно-таки большой пошляк. Разве можно так напиваться на рубль?

Словарь Вильяма Шекспира по подсчёту исследователей составляет 12 000 слов. Словарь негра из людоедского племени "Мумбо-Юмбо" составляет 300 слов.
Эллочка Щукина легко и... →→→

- Только вы, дорогой товарищ из Парижа, плюньте на всё это.
- Как плюнуть?
- Слюной, - ответил Остап, - как плевали до эпохи исторического материализма.

Было видно, как пенились волны; раскачивалось судно, вечеровое и синее; резало мглу острокрылатыми парусами; на парусе медленно уплотнялась синеватая ночь.

Участь ужасная - обыденного, нормального человека, которого жизнь разрешается словарями понятливых слов и поступков; поступки влекут его, как судёнышко, оснащённое и словами, и... →→→

Петербургские улицы обладают одним несомненнейшим свойством: превращают в тени прохожих.

Есть бесконечность бегущих проспектов с бесконечностью бегущих пересекающихся призраков. Весь Петербург - бесконечность проспекта, возведённого в энную степень.
За... →→→

Как остывающий чайник отдаёт тепло, так мы на протяжении всего отрочества и юности отдаём калории добродетели. Это и называется непосредственностью.

...всё-таки свинство, что всякая настоящая любовь - на девяносто пять процентов страсть плюс щепотка ревности.

- У лета нет своего праздника, - сказала она. - Летняя любовь не для нас. Люди столько раз пробовали, что самые эти слова вошли в поговорку. Лето - это всего лишь невыполненное... →→→

Проходит мудрость... Хоть дано
Годам учить нас день за днём,
Но их уроки всё равно
Мы не поймём.

Каждый писатель должен бы писать свою книгу так, будто в тот день, когда он её закончит, ему отрубят голову.

Ты ещё скажешь, что, если бы девушка была стоящая, она бы меня дождалась? Нет, мой милый, девушка, которой действительно стоит добиваться, никого ждать не станет.

Лови момент, завтра умрём. Вот такая у меня теперь философия.

...меня всегда больше прельщало быть провинциальным рагу с перцем, чем пресной похлёбкой.

Человек сентиментальный воображает, что любовь может длиться, - романтик вопреки всему надеется, что конец близко.

Один мужчина за другим не оправдывал её ожиданий, но в мужчин вообще она верила свято. Зато женщин терпеть не могла. Они воплощали те свойства, которые она чувствовала и... →→→

В одном я уверен: кельтом ты проживёшь свою жизнь и кельтом умрёшь; так что если ты не используешь небо как неизменное мерило для своих идей, земля будет столь же неизменно... →→→

А всё-таки обидно, когда из тебя к двадцати годам успевают сделать циника.

Для таких, как мы с тобой, родной дом там, где нас нет.

Я хочу жить там, где каждый делает своё дело и любого можно послать подальше. Надоело мне нянчиться со здешними недоумками.

Мандельштам истерически любил сладкое. Живя в очень трудных условиях, без сапог, в холоде, он умудрялся оставаться избалованным.

Жизнь человеческая ничтожна. Грозно движение миров.

Он поёт по утрам в клозете. Можете представить себе, какой это жизнерадостный, здоровый человек.

Нет красоты без горечи, а горечь рождается чувством, что всё в мире преходяще, смертно: люди, имена, книги, дома - всему суждено обратиться в прах...

Знаешь, бывает два рода чистоты. Вот Дик: он чист, как начищенная кастрюля. А мы с тобой чисты, как ручьи или ветер.

Она так мало требовала, что даже нравилась ему, да и после прискорбного случая прошедшим летом с одной из дебютанток, когда он после полудюжины поцелуев вдруг обнаружил, что от... →→→

Вы не из Замка, вы не из Деревни. Вы ничто. Но, к несчастью, вы всё же кто-то, вы чужой, вы всюду лишний, всюду мешаете, из-за вас у всех постоянные неприятности...

Он был богом, воссоздающим погибший мир. Он постепенно воскрешал этот мир, в угоду женщине, которую он ещё не смел в него поместить, пока весь он не будет закончен. Но её образ... →→→

Страницы