1920-е: цитаты из книг

...в воздухе дрожат отголоски ещё не замерших томлений.

..."Джей Гэтсби" разбился, как стекло, от удара о тяжелую злобу Тома, и долголетняя феерия пришла к концу.

...он остался в полосе лунного света - одинокий страж, которому нечего было сторожить.

Я молчал. Он окликнул ещё раз:
- Ник?
- Что?
- Может, выпьешь?
- Нет... Я сейчас только вспомнил, что сегодня день моего рождения.
Мне исполнилось... →→→

- А мы стареем, - сказала Дэзи. - Были бы молоды, сразу бы пошли танцевать.

Нет смятения более опустошительного, чем смятение неглубокой души.

— Вы слишком многого от неё хотите, — рискнул я заметить. — Нельзя вернуть прошлое.
— Нельзя вернуть прошлое? — недоверчиво воскликнул он. — Почему нельзя? Можно!
... →→→

Никакая ощутимая, реальная прелесть не может сравниться с тем, что способен накопить человек в глубинах своей фантазии.

За окном разбушевался ветер, и где-то над проливом глухо урчал гром. Уэст-Эгг уже светился всеми огнями. Ньюйоркская электричка сквозь дождь и туман мчала жителей пригородов... →→→

Дождь ещё шёл, но на западе тёмная завеса разорвалась и над самым морем клубились пушистые, золотисто-розовые облака.
- Хорошо? - спросила она шёпотом и, помолчав, так же... →→→

Ты или охотник, или дичь, или действуешь, или устало плетёшься сзади.

Вот и мост Квинсборо; солнце сквозь переплёты высоких ферм играет рябью бликов на проходящих машинах, а за рекой встаёт город нагромождением белых сахарных глыб, воздвигнутых... →→→

Каждый человек склонен подозревать за собой хотя бы одну фундаментальную добродетель; я, например, считаю себя одним из немногих честных людей, которые мне известны.

А бывало, что в колдовских сумерках столицы меня вдруг охватывала тоска одиночества, и эту же тоску я угадывал в других - в бедных молодых клерках, топтавшихся у витрин, чтобы... →→→

У самого выхода шёл спор между двумя безнадёжно трезвыми мужчинами и их негодующими женами.

Он улыбнулся мне ласково, - нет, гораздо больше, чем ласково. Такую улыбку, полную неиссякаемой ободряющей силы, удаётся встретить четыре, ну - пять раз в жизни. Какое-то... →→→

И среди невесёлых мыслей о судьбе старого неведомого мира я подумал о Гэтсби, о том, с каким восхищением он впервые различил зелёный огонек на причале, там, где жила Дэзи.... →→→

Белое лицо Дэзи придвигалось всё ближе, а сердце у него билось всё сильней. Он знал: стоит ему поцеловать эту девушку, слить с её тленным дыханием свои не умещающиеся в словах... →→→

Должно быть, и в самом деле было что-то романтическое в этом человеке, если слухи, ходившие о нём, повторяли шёпотом даже те, кто мало о чём на свете считал нужным говорить,... →→→

Вы обратите внимание, какое у него бывает лицо, когда он думает, что его никто не видит.

Облатка луны сияла над виллой Гэтсби, и ночь была всё так же прекрасна, хотя в саду, ещё освещённом фонарями, уже не звенел смех и весёлые голоса. Нежданная пустота струилась... →→→

Не осталось мудрецов, не осталось героев; Бэрн Холидэй исчез, словно никогда и не жил, монсеньёр умер; Эмори одолел сотни книг, сотни лживых вымыслов; он долго и жадно... →→→

В. - В чём же ты усмотрел бы доказательство порочности?
О. - В том, что стал бы окончательно неискренним - называл бы себя "не таким уж плохим человеком", воображал, что... →→→

Терпеть не могу бедных, - вдруг подумал он. - Ненавижу их за то, что они бедные. Когда-то бедность, возможно, была красива, сейчас она отвратительна. Самое безобразное, что... →→→

Самопожертвование по самой своей сути высокомерно и безлично; жертвовать собой следует с горделивым презрением.
"Не обо мне плачь, но о детях своих". Вот в таком духе,... →→→

Всю дорогу она, запинаясь, рассказывала о себе, и любовь в сердце Эмори медленно убывала вместе с луной. У дверей её дома они по привычке чуть не поцеловались, но она не... →→→

Спичка погасла.
— Темно, как в колодце.
— Теперь мы — только голоса, — тихо проговорила Элинор. — Слабые, одинокие голоса.

...он знал, что ни он, ни она не могут любить так, как он любил однажды, - поэтому, вероятно, они и обратились к Бруку, Суинберну, Шелли. Спасение их было в том, чтобы придать... →→→

- Друзья, друзья! Убейте совесть, как я! Элинор Сэведж, материолог, не бойся, не дрожи, не опаздывай...
- Но без души мне никак нельзя, - возразил он. - Не могу я быть... →→→

— А вы всё держите меня за руку, это рискованно, ведь вы ещё не видели моего лица.

Страницы