1920-е: цитаты из книг

Как хорошо теперь я понимаю,
что значит этот свет! Любовь,
любовь, любовь — и вечное безмолвье.

Песчинкою меж тонких пальцев
я ощущаю этот мир...

И всё ж должна я быть совсем спокойной,
совсем спокойной. Хотя бы мне казалось,
что вся моя одежда соткана из слёз.

Я почувствовал себя довольно несчастным. Я увидел, как сам я, смертельно усталый странник, бреду по пустыне того света, нагруженный множеством ненужных книг, которые я написал... →→→

Бессмертные, отрешённо живущие во вневременном пространстве, ставшие образами, хрустальная вечность, обтекающая их как эфир, и холодная, звёздная, лучезарная ясность этого... →→→

И точно так же, как ты ленился учиться танцевать, пока чуть не упустил время, ты ленился учиться любить. О, любить идеально, трагически — это ты, друг мой, умеешь, конечно, как... →→→

— Если ты из чистого послушания не стал в юности учиться танцевать — ну что ж! Хотя не думаю, что ты был тогда таким уж пай-мальчиком. Но потом — что же ты делал потом, все эти... →→→

Я не видел способа уйти от того, что меня страшило. Даже если сегодня в борьбе отчаяния с трусостью победит трусость, то всё равно завтра и каждодневно передо мной снова будет... →→→

В одном движении гаснет форма и порода явлений. Ветер струит дым, флюгер и флаг рвутся, вымпел трепещет, летит пыль; бумажки, сор, высокие облака, осенние листья, шляпа... →→→

- Предположим, Пух, что дерево вдруг упадёт, когда мы будем как раз под ним? - спросил Пятачок.
- Давай лучше предположим, что не упадёт, - ответил Пух после некоторого... →→→

А когда Кролик спросил "Тебе чего намазать - мёду или сгущённого молока?" - Пух пришёл в такой восторг, что выпалил: "И того и другого!" Правда, спохватившись, он, чтобы не... →→→

- Мотылёк, - сказал размягчённый Меценат. - За то, что ты сегодня вспомнил, подумал обо мне - я дарю тебе изумрудную булавку для галстука. Она тебе нравилась.
- А я, -... →→→

- Вы очень странный человек, - робко успела пролепетать Яблонька.
- Да уж и не говорите. Кончу я жизнь или знаменитым поэтом, или в сумасшедшем доме...

- Да разве вы композитор?
- Я-то? Вы оперу "Майская ночь" слышали?
- Но ведь это вещь Римского-Корсакова?!
- Вот я и говорю - знаете "Майскую ночь" Римского-... →→→

Лондон сбесился от солнца. Лондон мчался. Прорвал плотину поток цилиндров, белых с громадными полями шляп, нетерпеливо раскрытых губ.
Неистовым от весны стадом неслись... →→→

Самое прекрасное в жизни - бред, и самый прекрасный бред - влюблённость.

Мерцание наступает в теле. Губы молчат, тело одно говорит, в нём идёт гул, который, верно, все слышат, но притворяются, что не замечают.
Это бывает ночью? Нет, это бывает... →→→

Он стоял, равнодушный, маленький, без всякого выражения на красном сморщенном личике, моргал, и из глаз падали у него чужие слёзы.

На всём протяжении России и Кавказа стояла бесприютная, одичалая, перепончатая ночь.

В петровское время умный князь Куракин сказал бы о нем: "Превеликий нежелатель добра никому". В Елизаветино время о нём сказал бы Бестужев-Рюмин: "Человек припадочный (... →→→

Я от музыки, как от женщины, требую изящности и лёгкости. Поэзия - дело другое.

Все они казались далёкими, вряд ли они даже существовали. Тысяча вёрст от Петербурга, тысяча вёрст от Кавказа.
А он исчезнет.
Но, стало быть, он беглец, в бегах, в... →→→

- Катя, дурочка, - говорил он и гладил её руку.
Лучше женщины, право, не отыскать. Простая, и молодая, и разнообразная, даже штучки от театральной школы его умиляли. А... →→→

Людей высшего сословия грязь пугала, потому что они называли её грязью, простонародье называло её сыростью.

...его радость, беспричинную, как у всякого человека, они принимали за какую-то таинственную, значительную удачу в неизвестных им делах; его молчанье наполняли мыслями, которых... →→→

...писатель Гостиного Двора и лакейских передних.

Вином и музыкой, он сразу же отгородился от всех добрых людей. Прощайте, добрые люди, прощайте, умные люди!

Расспросы и рассказы ни к чему не поведут. Они имеют смысл, только когда люди не видятся день или неделю, а когда они вообще видятся неопределенно и помалу, - всякие расспросы... →→→

В месяце марте в Москве нельзя искать по улицам твёрдого решения или утерянной молодости.

Серый цвет императорского сюртука был облачным, как дурная погода под Москвой, лицо его было устроено просто, как латинская проза.
До такой прозы Россия ещё не дошла.

Страницы