1910-е: цитаты из книг

Ширилось: погибельное молчание; строило шорохи; и без меры, без устали губошлёп глотал слюни в тягучей отчётливости; были звуки, сплетённые из стенанья времён; сверху, из окон... →→→

Закоулок был пуст: так же пуст, как душа. На минуту пытался он вспомнить о том, что события бренного мира не посягают нисколько на мысль и что мыслящий мозг лишь феномен... →→→

Листья трогались с места; сухими кругами кружились вокруг полы шинели; круги суживались и беспокойнее завивались винтами; живей танцевал золотой, что-то шепчущий винт. Крутень... →→→

"Вдруг" знакомы тебе. Почему же, как страус, ты прячешься при приближении неотвратного "вдруг"?

Петербургская улица осенью - проницает; и леденит костный мозг, и щекочет; как скоро с ней попадаешь в помещение, улица в жилах течёт лихорадкой.

Оттуда вставал Петербург; из волны облаков запылали там здания; там, казалось, парил кто-то злобный, холодный; оттуда, из воющего хаоса, уставился кто-то каменным взглядом, в... →→→

Карета стремительно пролетела в туман; и случайный квартальный глядел чрез плечо в грязноватый туман - туда, куда стремительно пролетела карета; вздохнул, и пошёл; посмотрел... →→→

Изморось поливала улицы и проспекты, тротуары и крыши.
Она поливала прохожих: награждала их гриппами; ползли вместе с пылью дождя инфлуэнцы и гриппы под приподнятый... →→→

В лакированном доме житейские грозы протекали бесшумно; тем не менее грозы житейские протекали здесь гибельно.

- Уж больно он увлекается, - сказал Соня.
Увлекаться было непристойно. Джентльменам увлекаться не подобало. Это напоминало об Армии спасения с её пронзительными трубами и... →→→

Фантазия его работала так живо, что на какой-то миг он и в самом деле переставал быть самим собой. Таким способом он отвоёвывал себе минуты воображаемого счастья.

Знаете, в жизни есть две хорошие вещи: свобода мысли и свобода действия. Во Франции вы пользуетесь свободой действия: вы можете поступать, как вам угодно, никто не обращает на... →→→

Хейуорд цеплялся за ошибочные суждения, а Уикс доказывал их бессмысленность. Наконец Уикс признался, что преподавал в Гарварде греческую литературу. Хейуорд презрительно... →→→

- Но почему же правы именно вы, а не такие люди, как святой Ансельм или святой Августин?
- Вы намекаете на то, что они были люди мудрые и учёные, тогда как обо мне вы бы... →→→

Наконец-то он действительно стал сам себе хозяином. И по старой привычке он возблагодарил Бога за то, что перестал в него верить.

Ведь это иллюзия, будто юность всегда счастлива, - иллюзия тех, кто давно расстался с юностью; молодые знают, сколько им приходится испытывать горя, ведь они полны ложных... →→→

Он лгал, не зная, что лжёт, а когда другие в этом его попрекали, говорил, что ложь прекрасна. Словом, он был идеалист.

Понимаете, Рескина занимала мораль; мне же в высокой степени наплевать на мораль - ни дидактика, ни этика, ни всё прочее не имеют отношения к искусству; важны страсть, чувство... →→→

- Конечно, я всегда знала, что ты не любишь меня так, как я тебя, - прошептала она.
- Увы, так всегда и бывает, - сказал Филип. - Один любит, а другой разрешает, чтобы... →→→

Можно совершить подлость, если уж ты на это пошёл, но совсем гнусно потом о ней сожалеть.

Единственный способ жить - это забыть, что ты умрёшь. Смерть не заслуживает того, чтобы о ней думали. Страх смерти не должен влиять на поступки мудреца. Я знаю, что, умирая,... →→→

Жизненное правило Филипа - следовать своим склонностям с должной оглядкой на полицейского за углом - не очень-то пошло Кроншоу впрок: именно потому, что он придерживался этого... →→→

Он облокотился на перила и стал глядеть в рассветное небо. В этот час огромный город был похож на обиталище мёртвых. Небо было безоблачно, но звёзды потускнели в предчувствии... →→→

Он часто слышал, с каким презрением люди говорят о деньгах; интересно, пробовали они когда-нибудь без них обходиться? Он знал, что нужда делает человека мелочным, жадным,... →→→

Всё в мире - только имена!
Кто скажет: месяц, кто: луна...

Отказаться от всего ради личного счастья - может быть, и означает поражение, но это поражение лучше всяких побед.

Какую цену приходится платить человеку за то, чтобы не быть бессмысленной тварью!

Какое значение имеют условия жизни, если мечты делают тебя владыкой времени и пространства!

Самое страшное на свете — это когда люди, которым не дано таланта, упорно хотят заниматься искусством.

- Какая страшная штука любовь, верно? - сказал он. - Подумать только, что люди хотят любви!

Страницы