Юрий Егоров «Ленинград»

Он, конечно, всё помнит,
Только будет упрямо молчать,
Прижимаясь гранитом
К губам равнодушной Невы,
Он, наверное, станет
Сначала тебя изучать,
Этот Город, к которому
Я обращаюсь на Вы...

Будет хмурить, как брови,
Седые свои облака,
Будет окнами пристально
Душу твою отражать,
Это только покажется,
Будто бы всё — свысока,
Надо просто любить его,
Чтобы хоть что-то понять.

И, быть может, тогда
Он поделится этим с тобой
И протянет навстречу
Ладони своих площадей,
Ты поймёшь, что остались
У Города счёты с войной,
Ты увидишь — он помнит
Девятьсот Богом проклятых дней.

Прикоснись к этой памяти
Кожей, руками, душой...
Поплыви по реке
Мостовых и горбатых мостов,
И в закрытых глазах,
За какой-то незримой чертой
Ты увидишь — он плачет,
Если к этому будешь готов.

Как насквозь промерзала
Его каменистая плоть,
Как дробила гранит
Бесконечная вьюга-метель,
И горячая сталь
Всё пыталась его расколоть,
И когтями до горла
Тянулся неистовый Зверь.

Он уже не жалел
Ни дворцовой своей красоты,
Ни зеркал золотых
Со своих эполетовых плеч,
И, как руки, ловили
Снаряды святые кресты,
Чтобы в Городе этом
Кого-то и как-то сберечь...

Чёрно-синяя полночь
Украла здесь свет и тепло,
Выл взбесившийся ветер
В протяжках пустых проводов,
И блестело, как слёзы,
В оконных проёмах стекло,
Где ещё оно было
Среди бесконечных снегов.

Сверху падало небо
На Город разрывами бомб,
И гнилыми зубами
Торчала остаточность стен,
А мороз на каналах,
Как внезапно сорвавшийся тромб,
Перекрыл путь воде
В паутине артерий и вен.

И казалось, не будет
Уже ни надежды, ни сил,
И казалось, не кончится
Смерти пьянящий разгул,
Раскрывая до сердца
Своё тело для братских могил,
Каменел Ленинград
И бледнел белым мрамором скул.

Колоннадой склоняясь
Над пятнами скрюченных тел —
Обогреть бы чуть-чуть,
Да дыхание сковано льдом,
Лишь биением пульса
По-прежнему глухо звенел
В коридорах проспектов
В размеренный такт метроном.

И промокший комочек,
Облепленный крошкой махры,
На прозрачные пальцы —
Попытка ещё один день
Этим хлебом прожить,
Чтобы снова назавтра пройти
Долгих триста шагов
Слабым телом, похожим на тень...

А когда летний дождь
Смоет памяти страшный оскал,
Лучик солнца скользнёт
По дорожке случайной слезы,
Ты, конечно, запомнишь,
Что Город тебе рассказал,
И, как я, будешь тоже
К нему обращаться на Вы...

Добавлено: 
Варвара