Дон-Аминадо «Честность с собой»

Россию завоюет генерал.
Стремительный, отчаянный и строгий.
Воскреснет золотой империал.
Начнут чинить железные дороги.
На площади воздвигнут эшафот,
Чтоб мстить за многолетие позора.
Потом произойдёт переворот
По поводу какого-нибудь вздора.
Потом... придёт конногвардейский полк:
Чтоб окончательно Россию успокоить.
И станет население, как шёлк.
Начнёт пахать, ходить во храм и строить.
Набросятся на хлеб и на букварь.
Озолотят грядущее сияньем.
Какая-нибудь новая бездарь
Займётся всенародным покаяньем.
Эстетов расплодится, как собак.
Все станут жаждать наслаждений жизни.
В газетах будет полный кавардак
И ежедневная похлёбка об отчизне.
Ну, хорошо. Пройдут десятки лет.
И Смерть придёт и тихо скажет: баста.
Но те, кого ещё на свете нет,
Кто будет жить - так, лет через полтораста,
Проснутся ли в пленительном саду
Среди святых и нестерпимых светов,
Чтоб дни и ночи в сладостном бреду.
Твердить чеканные гекзаметры поэтов
И чувствовать биения сердец,
Которые не ведают печали.
И повторять: "О, брат мой. Наконец!
Недаром наши предки пострадали!"
Н-да-с. Как сказать... Я напрягаю слух,
Но этих слов в веках не различаю.
А вот что из меня начнёт расти лопух:
Я - знаю.
И кто порукою, что верен идеал?
Что станет человечеству привольно?!
Где мера сущего?! - Грядите, генерал!..
На десять лет! И мне, и вам - довольно!

Добавлено: 
Леонид