Бахыт Кенжеев «И в море ночь, и во вселенной тьма, и голоса, способные с ума...»

И в море ночь, и во вселенной тьма, и голоса, способные с ума
свести, переплывают воздух мрачный.
Так неразборчивы, забывчивы — беда! А всё шумят, как вешняя вода,
как оправданье жизни неудачной.

Предупреждал пророк: распалась связь времен. Что лицемерить?
Удалась, и до сих пор, похоже, удаётся.
Поёт ещё над сахаром оса, ночная влага (мёртвых голоса)
по капле с неба рыночного льётся.

А ты, заворожённый океан, сегодня пьян и послезавтра пьян —
чем? Бытием отверженным? Конечно,
нет. Будущим и только, той игрой, в которой и гомеровский герой
всё отдаёт красавице кромешной.

Читатель, друг любезный, отзовись! Ну, голоса, ну, пасмурная высь
над океаном. Дело наживное.
Побудь со мной, пусть на миру красна и смерть сама. Не пей её вина.
Не уходи, побудь со мною.

Добавлено: 
Erde