Книги, которые стоит прочитать

О книге «Вальпургиева ночь» — Венедикт Ерофеев

Обложка "Вальпургиевой ночи" Ерофеева

"Вальпургиева ночь" - это пьеса, повествующая об одном дне из жизни обитателей сумасшедшего дома. По форме - это трагедия, по содержанию отчасти тоже. Формулировки точные, острые, изысканные, бьющие наотмашь. Этим и славен Венедикт Ерофеев. Что ни фраза - афоризм, что ни монолог - новая пища для размышлений. Пьеса заставляет грустить, украдкой вздыхать и по временам сокрушаться над бесславной участью подпольной советской интеллигенции, прообразом которой выступает главный герой "Вальпургиевой ночи" - Гуревич, поэт-алкоголик.

Пьеса небольшая, но чрезвычайно ёмкая и уютная для прочтения.

О книге "Смерть Вазир-Мухтара" - Юрий Тынянов

Юрий Тынянов - Смерть Вазир-Мухтара

В отличие от "Кюхли", "Смерть Вазир-Мухтара" гораздо более серьёзное и историческое произведение. Роман почти и не о Грибоедове вовсе. Вернее - здесь есть Александр Сергеевич Грибоедов, последний год его жизни, Грибоедов есть на протяжении почти всего текста, но... присутствует здесь он как-то отстранённо, словно наблюдатель. Если о Кюхельбекере Тынянов рассказывает подробно, раскрывает его душу, выхватывает самые потаённые мысли, чувства, то Грибоедов Тынянова - это, скорее, "человек в футляре": тихий, спокойный, уравновешенный, не очень-то поддающийся эмоциям. Здесь почти нет творческого начала Александра Сергеевича ("Горе от ума" мелькает где-то на заднем плане, как опознавательный знак, но и только), зато есть Грибоедов-дипломат и вся эта шушера, которая вьётся вокруг.

О книге "Любовь на Итурупе" - Масахико Симада

Масахико Симада - Любовь на Итурупе

Самое главное достоинство романа, помимо выверенного стиля Симады, это место действия - Итуруп, Россия. Да, один из самых популярных японских авторов пишет о России, пусть и не центральной, о русском быте и реалиях, которые по временам могут удивить и отечественного читателя.

Сюжет третьего тома (самого увлекательного) имеет ярко выраженную мистическую подоплёку, хотя, до опусов Харуки Мураками по этому параметру и не дотягивает.

Изначально, "Канон" базируется на сюжете оперы "Мадам Баттерфляй" Пуччини. По ходу повествования автор что-то дополняет, что-то убирает вовсе, придумывает продолжение. И в третьей книге, "Любовь на Итурупе", героем становится уже внук Чио-Чио-сан - Каору.

О книге «Мой очень жизненный путь» — Венедикт Ерофеев

Венедикт Ерофеев - Мой очень жизненный путь

Вся прелесть данной книги отражена уже в содержании. Уникальная подборка текстов одного из самых недооценённых талантов эпохи развала Союза и крушения ценностей, так настойчиво навязываемых нам устаревшим как морально, так и физически правительством.

Надо сказать, Ерофеев всегда существовал вне этой системы. Он уходил, убегал от неё как только мог. Методы и способы его взаимодействия с окружающей реальностью могли быть спорными или приспособленческими. Но именно этот образ жизни в конечном итоге вылился в произведения, уверенно притоптавшие собой последние десятилетия двадцатого века. Они не были пафосными или уж слишком объёмными. Ерофеев всегда умел бросить фразу, сполна заменяющую десятки страниц иных авторов.

О книге "Созерцание. Письма к Максу Броду" - Франц Кафка

Франц Кафка - Созерцание. Письма к Максу Броду

"Созерцание" - это довольно скромный по объёму сборник рассказов дневникового типа. Для первоначального знакомства с творчеством Кафки его лучше не использовать, поскольку сумбурное повествование и существенное безразличие к сюжету, выраженные ощутимо сильнее нежели чем в романах, способны отпугнуть от дальнейшего прочтения. Лучше всего в данном случае начать с середины - с писем к Максу Броду.

О книге «Половина неба» — Линор Горалик, Станислав Львовский

Линор Горалик, Станислав Львовский - Половина неба

Книга-ностальгия, книга-грусть, добрая милая грусть, но не менее и глубокая. Ещё одна история любви, история смещённых ценностей и воспоминаний... Эта книга в первую очередь для тех, кто прожил в Советском Союзе хоть частичку своей молодости, для тех, кто оставил в этом прошлом хоть немного себя настоящего. "Половина неба" в большей степени не рассказывает, она позволят вспомнить, заново пережить то далёкое и светлое... То, что дороже многого. То, что мы уже стали забывать, что было когда-то основой нашей жизни, не безукоризненной, но такой чистой и душевной; впрочем, стоит заметить, не для всех.

О книге «Интервью: Солнце, вот он я» — Чарльз Буковски

Чарльз Буковски - Интервью: Солнце, вот он я

Сборник разновремённых интервью, в которых говорит мистер Бук. Забавно сравнивать его рассказы о себе с похождениями Генри, изданными годами позже, читать о персонажах и событиях, которые и так понятно, что не придуманные, но всё равно.

В интервью порой открывается несколько иная сторона писателя, а точнее - поэта. Ведь Буковски всегда считал себя в первую очередь поэтом. Неординарное чувство жизни, лёгкая строка, вечная самоирония и глубокое чувство грусти, - книга с интервью ничуть не более откровенна, нежели романы Буковски, но и не менее: Бук до прихода славы и после, Бук в дрянных комнатушках и уже в собственном доме, Бук о дешёвом алкоголе и Голливуде. Здесь найдётся многое для более тесного знакомства с одним из лучших американских писателей - Чарльзом Буковски.

О книге "Портрет Дориана Грея" - Оскар Уайльд

Обложка "Портрета Дориана Грея" Оскара Уайльда

Любителям парадоксов и занятных афоризмов "Портрет Дориана Грея" определённо должен прийтись по вкусу и запомниться на всю жизнь. Только вот от книги с такой аурой и сюжетом хотелось бы чего-то большего... Парадоксы в художественном произведении хороши до той поры, пока не становятся главным его достоинством.

А вообще, разбирающиеся в вопросе читатели поголовно твердят, что Оскара Уайльда стоит читать только в оригинале. Хороший стимул для изучения иностранного языка, не правда ли? Но и на русском "Портрет Дориана Грея" - это одно из немногих произведений мировой литературы, которое стоит читать, как минимум, для общего развития. Да и знакомство с оригинальным творческим стилем Оскара Уайльда, пусть и урезанным трудностями языковых транзакций, вряд ли кого-то оставит равнодушным.

Страницы