Максимилиан Волошин «Напутствие Бальмонту»

(из цикла "Облики")

Мы в тюрьме изведанных пространств...
Старый мир давно стал духу тесен,
Жаждущему сказочных убранств.

О, поэт пленительнейших песен,
Ты опять бежишь на край земли...
Но и он - тебе ли неизвестен?

Как ни пенят волны корабли,
Как ни манят нас моря иные, -
Воды всех морей не те же ли?

Но, как ты, уже считаю дни я,
Зная, как торопит твой отъезд
Трижды древняя Океания.

Но не в тёмном небе Южный Крест,
Не морей пурпурные хламиды
Грезишь ты, не россыпь новых звезд...

Чтоб подслушать древние обиды
В жалобах тоскующей волны,
Ты уж спал на мелях Атлантиды.

А теперь тебе не суждены
Лемурии огненной и древней
Наисокровеннейшие сны.

Голос пламени в тебе напевней,
Чем глухие всхлипы древних вод...
И не ты ль всех знойней и полдневней?

Не столетий беглый хоровод -
Пред тобой стена тысячелетий
Из-за океана восстаёт:

"Эллины, вы перед нами дети..." -
Говорил Солону древний жрец.
Но меж нас слова забыты эти...

Ты ж разъял глухую вязь колец,
И, мечту столетий обнимая,
Ты несёшь утерянный венец.

Где вставала ночь времён немая,
Ты раздвинул яркий горизонт.
Лемурия... Атлантида... Майя.
Ты пловец пучин времён, Бальмонт!