Эдуард Багрицкий «Одесса»

Клыкастый месяц вылез на востоке,
Над соснами и костяками скал...
Здесь он стоял...
Здесь рвался плащ широкий,
Здесь Байрона он нараспев читал...
Здесь в дымном
Голубином оперенье
И ночь, и море
Стлались перед ним...
Как летний дождь,
Приходит вдохновенье,
Пройдёт над морем
И уйдёт, как дым...
Как летний дождь,
Приходит вдохновенье,
Осыплет сердце
И в глазах сверкнёт...
Волна и ночь в торжественном движенье
Слагают ямб...
И этот ямб поёт...
И с той поры,
Кто бродит берегами
Средь низких лодок
И пустых песков, -
Тот слышит кровью, сердцем и глазами
Раскат и россыпь пушкинских стихов.
И в каждую скалу
Проникло слово,
И плещет слово
Меж плотин и дамб,
Волна отхлынет
И нахлынет снова, -
И в этом беге закипает ямб...
И мне, мечтателю,
Доныне любы:
Тяжёлых волн рифмованный поход,
И негритянские сухие губы,
И скулы, выдвинутые вперёд...
Тебя среди воинственного гула
Я проносил
В тревоге и боях.
"Твоя, твоя!" - мне пела Мариула
Перед костром
В покинутых шатрах...
Я снова жду:
Заговорит трубою
Моя страна,
Лежащая в степях;
И часовой, одетый в голубое,
Укроется в днестровских камышах...
Становища раскинуты заране,
В дубовых рощах
Голоса ясней,
Отверженные,
Нищие,
Цыгане -
Мы подымаем на поход коней...
О, этот зной!
Как изнывает тело, -
Над Бессарабией звенит жара...
Поэт походного политотдела,
Ты с нами отдыхаешь у костра...
Довольно бреда...
Только волны тают,
Москва шумит,
Походов нет как нет...
Но я благоговейно подымаю
Уроненный тобою пистолет...