Уильям Берроуз «Голый завтрак» - цитаты из книги

Все они - глупые крестьяне, а хуже всех крестьян - так называемые образованные. Этим людям следует препятствовать не только учиться читать, но и учиться разговаривать. Нет нужды не давать им думать; об этом позаботится природа.

Как сказал один судья другому: "Будь справедлив, а если не можешь, то суди от фонаря".

Дни скользят мимо, нанизанные на шприц длинной ниткой крови.... Я забываю секс и все острые наслаждения тела - серый, привязанный к мусору призрак. Мальчишки-испанцы зовут меня El Hombre Invisible - Человек-Невидимка....

Следует иметь в виду несколько правил или, скорее, направляющих принципов. Объект не должен осознавать, что плохое обращение с ним - намеренный штурм его личной целостности античеловеческим неприятелем. Его нужно заставить почувствовать, что он заслуживает любого обращения, которое получает, поскольку с ним что-то (никогда не уточняется, что именно) кошмарно не так. Нагая нужда маньяков контроля должна быть пристойным образом прикрыта произвольной и запутанной бюрократией, с тем чтобы объект не смог вступить с неприятелем в непосредственный контакт.

Я очнулся после Болезни в возрасте сорока пяти лет, спокойный и здравый, к тому же относительно неплохо себя чувствовал, если не считать ослабленной печени и внешнего вида, обычного для всех, переживших Болезнь, - как будто плоть твою взяли напрокат....

Начинает он вот так: "Вы мне кажетесь человеком разумным". (Это всегда зловещие слова, мальчик мой... Чуть заслышишь их, не медли, беги, делай оттуда ноги моментально.)

Как сказал Гейдерберг: "Возможно, это и не самая лучшая из всех возможных вселенных, но она очень даже может оказаться одной из простейших".

Откидон продолжается. Вчера ночью проснулся от того, что кто-то сжимает мне руку. То была моя другая рука.... Засыпаю за чтением, и слова принимают значение шифра.... Одержим шифрами.... Человек заражается цепочками болезней, выдающих зашифрованное послание....

Он начинает, запуская в больного скальпелем через всю комнату, а затем входит и сам, словно солист балета. Скорость его невероятна: "Я не даю им времени умереть", говорит обычно он. Опухоли вызывали у него бешеное неистовство. "Ёбаные недисциплинированные клетки!" рычал он обычно, атакуя опухоль ножом, как в уличной драке.

Ничто не сравнится с американской тоской. Её не видно, никогда не знаете, откуда она подползёт. Возьмите, к примеру, какой-нибудь коктейль-бар в конце боковой улицы подотдела - в каждом квартале свой бар, и своя аптека, и рынок, и винная лавка. Заходите, и тут вас шарахает.

И вот однажды вечером Линчеватель заявляется на работу в ковбойских сапогах и чёрной жилетке с офигенной бляхой а через плечо ещё и лассо болтается.
Я ему грю: "Чего это с тобой? Уже с дуба рухнул?"
А он на меня смотрит и отвечает: "Грабли не топырь, незнакомец" и выуживает старый ржавый шестизарядник и тут я задаю дёру через весь Линкольн-Парк, а вокруг только пули рассекают. Он же успел троих пидаров вздёрнуть, пока его менты не повязали. Я в смысле, что Линчеватель свою кликуху правильно заслужил...

Как и всегда, обед наг. Если цивилизованные страны желают вернуться к Друидическим Обрядам Повешения в Священной Роще или к тому, чтобы пить кровь вместе с Ацтеками и кормить их Богов кровью человеческих жертв, то пускай увидят, что же на самом деле они едят и пьют. Пусть увидят, что лежит на кончике этой длинной газетной ложки.

Если вы желаете изменить или уничтожить пирамиду чисел упорядоченных по отношению друг к другу вы изменяете или удаляете нижнее число. Если же мы хотим уничтожить пирамиду мусора, мы тоже должны начать с самого дна: с Уличного Наркомана - и хватит донкихотствовать против "шишек" так называемых, все они незамедлительно заменимы. Наркоман на улице которому мусор необходим чтобы жить дальше - вот единственный незаменимый фактор во всём мусорном уравнении.

Симопат - научное название этого отклонения не приходит мне в голову - это гражданин, убеждённый, что он обезьяна или иной представитель обезьяньих. Это расстройство свойственно армии и вылечивается увольнением из рядов.

Торговец мусором не продаёт свой продукт потребителю, он продаёт потребителя своему продукту. Он не приукрашивает и не упрощает товар. Он принижает и упрощает клиента.

Означает же название именно то, что говорят слова: НАГОЙ Обед - застывшее мгновение, когда всем видно, что на конце каждой вилки.