Первый роман Современная литература

Стивен Чбоски «Хорошо быть тихоней» - цитаты из книги

Может быть, и хорошо думать обо всём в перспективе, но иногда мне кажется, что единственная возможная перспектива - просто быть здесь, в этот момент. Как говорит Сэм. Потому что это нормально - чувствовать.

- Чарли, ты хочешь вернуться домой? - спросила она.
Наверное, я кивнул, потому что она помогла мне одеться. Потом она надела блузку. И мне захотелось хорошенько пнуть самого себя за то, что веду себя как ребёнок. Потому что я любил Сэм. И мы были вместе. И я всё разрушил.

Лёжа в постели той ночью, я поставил диск Билли Холидей и начал читать книгу стихов Э.Э. Каммингса. Прочитав стихотворение, в котором руки женщины сравниваются с цветами и дождём, я отложил книгу и подошёл к окну. Я долго смотрел на своё отражение и деревья за ним. Ни о чём не думая. Ничего не чувствуя. Не слыша музыки. Несколько часов.
Со мной и правда что-то не то. Но я не знаю, что именно.

Особенность Боба в том, что когда впервые встречаешь его, он кажется действительно интересным человеком со всеми этими его сигаретными правилами, монетками и Мэри Тайлер Мур. Но, пообщавшись с ним некоторое время, понимаешь, что он всё время повторяет одно и то же.

Когда я закончил читать, все молчали. Это была грустная тишина. Но, что удивительно, это не была тяжёлая грусть. Просто это стихотворение стало тем, что заставило всех оглянуться вокруг, посмотреть друг на друга, и запомнить, что все они были здесь. Сэм и Патрик смотрели на меня. А я смотрел на них. И я думаю, что они поняли. Не что-то конкретное. Просто поняли. И, думаю, это всё, что может быть нужно от друзей.

Я думаю, это был первый раз в моей жизни, когда я чувствовал, что выгляжу хорошо. Ты понимаешь, о чём я? Это приятное чувство, когда ты смотришь в зеркало, и твои волосы впервые в жизни лежат как надо.

Учитель задал нам прочитать лишь несколько глав к следующему уроку, но я не понимаю, как так можно читать книги. Я уже дошёл до середины.

Здорово, что ты умеешь слушать и подставить своё плечо, но что, если кому-то не нужно плечо? Что, если кому-то нужна рука или что-то вроде этого? Ты не можешь просто сидеть, поставив чью-то жизнь превыше своей, и думать, что это означает любовь. Не можешь. Ты должен действовать.

- А что если я не хочу с ней интимных отношений?
- Просто скажи, что пока не готов.
- Это работает?
- Иногда.
Я хотел спросить Сэм, что мне делать, если это не сработает, но не хотел затрагивать слишком личные темы и углубляться в подробности. Хорошо бы мне перестать любить Сэм. В самом деле.

Думаю, что если у меня однажды появятся дети, и что-то расстроит их, я не стану рассказывать им о голодающих в Китае или о чём-то таком, потому что это никак не повлияет на тот факт, что им плохо. Если кто-то страдает больше, чем ты, это ничего не меняет, и ты всё так же имеешь то, что имеешь. Хорошее и плохое.

- Какой твой любимый фильм?
- Не знаю. Как по мне, они все одинаковые.
- А книга?
- "По эту сторону рая" Скотта Фицджеральда.
- Почему?
- Я прочитал её последней.

Она говорит, что хочет открыть для меня все эти прекрасные вещи. И если честно, я не хочу открывать все эти прекрасные вещи, если это означает, что мне придётся постоянно выслушивать рассуждения Мэри Элизабет обо всех прекрасных вещах, которые она мне открыла.

Мэри Элизабет - вегетарианка, а ещё она ненавидит своих родителей. Кроме того, она свободно говорит на испанском. Единственное, о чём она спросила меня за всё время - это о том, не хотел бы я поцеловать её на ночь. Когда я ответил, что пока не готов, она поняла и заверила, что прекрасно провела время. Она сказала, что я самый чуткий парень из всех, которых она встречала; хотя я не понял этого, ведь всё, что я делал - это не перебивал её.
Потом она спросила, не хотел бы я как-нибудь снова прогуляться, но я не обсуждал это с Сэм и не готов был ответить. Я сказал "да", потому что не хотел сделать что-то не так, но не думаю, что выдержу ещё одну ночь вопросов. Не знаю, что делать. На сколько свиданий можно сходить и всё ещё не быть готовым к поцелую?

Она объяснила, что означает её татуировка, но я не могу вспомнить, что именно. Так что, я думаю, Дзен - это такой день, когда ты являешься частью воздуха и вспоминаешь разные вещи.

Сэм привела меня в свою комнату и поставила перед комодом, который был накрыт симпатичной салфеткой приятных цветов. Она сорвала эту салфетку, и я, стоя в своём старом костюме, увидел старую пишущую машинку с новой лентой. В машинку был вставлен лист белой бумаги. На этом листе Сэм оставила надпись: "Напиши обо мне когда-нибудь". И я напечатал кое-что после этих слов, стоя там, в её спальне. Просто напечатал: "Я напишу".

Когда мы выехали из тоннеля, Сэм счастливо закричала, и он открылся перед нами. Город. Изумительные огни зданий. Сэм села и засмеялась. Патрик засмеялся. Я засмеялся.
И в тот момент, клянусь, мы были бесконечны.

После я купил запись с этой песней, и я бы сказал тебе её название, но она кажется совсем не такой, если только ты не едешь на свою первую настоящую вечеринку, не сидишь между двумя замечательными людьми, и если не начинается дождь.

Несколько минут я смотрел шоу, но в нём мне показалось даже меньше смысла, чем в книге, так что я решил пойти сделать математику, что было ошибкой, потому что до математики мне никогда не было дела.
Весь день я был сбит с толку.

Люди на старых снимках всегда выглядят сильными и юными, и как будто они намного счастливее тебя.

Да, я люблю Сэм. И эта любовь не такая, как в кино. Я просто смотрю на неё время от времени и считаю её самой приятной и очаровательной девушкой во всём мире.

Ребята стали звать его Патти, хотя его настоящее имя - Патрик. Он сказал им:
- Слушайте, вы либо зовёте меня Патриком, либо вообще никак.
И они стали звать его Никак.