Записные книжки

Сомерсет Моэм «Записные книжки» - цитаты из книги

Философ похож на альпиниста, который с трудом взобрался на гору, чтобы полюбоваться восходом солнца, но, достигнув вершины, обнаружил вокруг один туман и снова потащился обратно. Если потом он не поведал вам, что ему открылась потрясающая картина, это на редкость честный человек.

Тихий океан. Бывают дни, когда он такой, каким рисовала его ваша фантазия. Под синими небесами мирно синеет водная гладь. На горизонте клубятся облака. В лучах заката они принимают причудливые очертания, и вы почти верите, что это горная цепь. Ночи в эту пору удивительно хороши, ярко сверкают звёзды, а взошедшая луна поражает своим великолепием. Но чаще, чем можно было ожидать, океан неспокоен, по поверхности ходят белые барашки, а вода серая, как в Атлантике. Тяжко накатывают волны. Но больше всего поражает в Тихом океане его пустынность. День за днём вы плывёте, не встречая ни одного корабля. Временами появление чаек сообщает о том, что где-то недалеко земля - один из затерянных в водном пространстве островков. Ни парохода, ни рыбачьего судна, ни парусника. Вокруг одна безбрежная... →→→

Исследователи Шекспира избежали бы многих проблем, когда, найдя в его пьесах явные ляпы, вместо того чтобы оправдывать их вопреки здравому смыслу, признали бы, что Шекспир просто дал маху.

Когда я был молод, высоко ценилось понятие "джентльмен". Теперь же не только это понятие, но само слово приобрело слегка оскорбительный оттенок. В туалетах на одной двери часто видишь слово "дамы", на другой же теперь написано "мужчины".

Неплохой принцип: не проси у человека больше, чем он может дать без ущерба для себя самого.

Возможно, нелепо сгореть без остатка в сверкающем пламени, но вегетарианской котлеткой быть всё-таки скучно.

Постель. Ни одна женщина не стоит больше бумажки в пять фунтов, если только вы не влюблены в неё. Тогда она стоит всех ваших затрат.

Восторженно глядя на меня, она спросила: "Что значит быть знаменитым?"
Мне задавали этот вопрос раз двадцать, и я никогда не мог придумать, что ответить, но сейчас, когда уже слишком поздно, я вдруг понял: "Это как будто вам подарили нитку жемчуга. Ощущение чудное, но проходит время, и если о подарке и вспоминаешь, то только с мыслью: а вдруг жемчуг поддельный?"
Но теперь, когда у меня готов ответ, уже никто, должно быть, не задаст мне этого вопроса.

Удовлетворённость собой - смерть для художника.