Иоганн Вольфганг Гёте «Театральное призвание Вильгема Мейстера» - цитаты из книги

Известно, что даже кусты роз и миртовые рощи, залитые сиянием луны, остаются безжизненными там, где отсутствует любовь, и наоборот, любовь способна оживить даже древесные стружки и бумажные цветы. Она служит столь сильной приправой, что придаёт вкус даже самому пресному и тошнотворному вареву.

Компания путешественников - своего рода супружеский союз, в который, к сожалению, часто вступают, так же как и в брак, больше по расчёту, нежели по сердечному согласию, и последствия легкомысленно заключённого союза одинаковы и там и тут.

...робкая нежность, боязливо таящаяся от взоров солнца и людей и осмеливающаяся наслаждаться лишь в полном уединении, в глубокой тайне, будучи извлечена на свет враждебными обстоятельствами, оказывается мужественнее, сильнее, храбрее, чем иные бурные и претенциозные страсти.

Девушка, уже имевшая несколько любовников, приобретая нового, напоминает пламя угасающего костра, когда в догорающие дрова подкинут новое полено. Заботливо угождает она новому возлюбленному, всё выше обвивает его это пламя со всех сторон, так что внезапно и он загорается чудесным сиянием. Кажется сначала, что её вожделение только играет с ним, однако каждым своим дыханием она проникает в него всё глубже высасывая его всего, до мозга костей. Вскоре и он, подобно своим соперникам, ранее ею покинутым, оказывается на самом дне костра и, всё ещё продолжая гореть внутренним пламенем, истлевает в чаду тоски.

Таково уж свойство человеческой души: чем сильнее на неё давить, тем скорее она выпрямляется.

Только нам, беднякам, ничем не владеющим или владеющим очень немногим, даровано в полной мере насладиться счастьем дружбы. Мы не можем ни возвысить своих любезных нашей милостью, ни ободрить благосклонностью, ни осчастливить подарками. У нас нет ничего, кроме нас самих. И это всё наше "я" мы и должны отдать, и отдать навеки, если хотим, чтобы дар этот имел какую-то ценность.

Перед тем как отдаться какой-либо страсти, человек обычно на мгновение содрогается, как перед чуждой стихией, но едва он на это ришится, как оказывается в положении пловца, которого вода приятно подхватила и несёт по течению. Он превосходно чувствует себя в своём новом состоянии и вспомнит о твёрдой почве не раньше, чем его оставят силы или появится судорога, угрожающая увлечь его под воду.

Очень редко случается так, что два юных и совершенно одинаково наивных существа, вступив рука об руку на путь любви, безмятежно идут вперёд и, блуждая по запутанным тропинкам этого пути, вдруг замечают, что очутились в таком месте, от которого, казалось, они находились далеко. Ибо как в природе, так и в любви неопытный почти всегда подчиняется более опытному. Один из двух всегда играет роль друга, уже знакомого с местностью и жаждущего посвятить новичка во все её красоты. В молчании, не обнаруживая своего намерения, он незаметно водит спутника туда и сюда, даёт ему восхищаться то одним живописным уголком, то другим, не подавая и вида, что впереди ждут ещё гораздо большие восторги, заставляет его там, где это вовсе не требуется, проделывать утомительные подъёмы и спуски, для того лишь... →→→

...слава - бессильное божество, она своевольна как ветер и цепко хватается за случай.