Иоганн Вольфганг Гёте «Страдания юного Вертера» - цитаты из книги

...чаще всего дурное настроение происходит от внутренней досады на собственное несовершенство, от недовольства самим собой, неизбежно связанного с завистью, которую, в свою очередь, разжигает нелепое тщеславие. Видеть счастливых людей, обязанных своим счастьем не нам, - вот что несносно.

Страсть! Опьянение! Помешательство! А вы, благонравные люди, стоите невозмутимо и безучастно в сторонке и хулите пьяниц, презираете безумцев и проходите мимо, подобно священнику, и, подобно фарисею, благодарите господа, что он не создал вас подобными одному из них. Я не раз бывал пьян, в страстях своих всегда доходил до грани безумия и не раскаиваюсь ни в том, ни в другом, ибо в меру своего разумения я постиг, почему всех выдающихся людей, совершивших нечто великое, нечто с виду недостижимое, издавна объявляют пьяными и помешанными. Но и в обыденной жизни несносно слышать, как вслед всякому, кто отважился на мало-мальски смелый, честный, непредусмотрительный поступок, непременно кричат: "Да он пьян! Да он рехнулся!" Стыдитесь, вы, трезвые люди, стыдитесь, мудрецы!

Да, я только странник, только скиталец на земле! А чем вы лучше?

Верь мне, бесценный друг, когда чувства мои рвутся наружу, лучше всего их волнение смиряет пример такого существа, которое покорно бредёт по тесному кругу своего бытия, перебивается со дня на день, смотрит, как падают листья, и видит в этом только одно - что скоро наступит зима.

Как природа клонится к осени, так и во мне и вокруг меня наступает осень. Листья мои блекнут, а с соседних деревьев листья уже облетели.

Будущее - та же даль! Необъятная туманность простёрта перед нашей душой; ощущения наши теряются в ней, как и взгляды, и ах! как же мы жаждем отдать себя целиком, проникнуться блаженством единого, великого, прекрасного чувства. Но, увы, когда мы достигаем цели, когда "там" становится "тут", всё оказывается прежним, и мы снова сознаём своё убожество, свою ограниченность, и душа наша томится по ускользнувшей усладе.

Порой мне непонятно, как может и смеет другой любить её, когда я так безраздельно, так глубоко, так полно её люблю, ничего не знаю, не ведаю и не имею, кроме неё!

На этом я расстался с ней, попросив разрешения навестить её в тот же день. Она разрешила, и я приехал, и с тех пор солнце, месяц и звёзды могут преспокойно совершать свой путь, я не знаю, где ночь, где день, я не вижу ничего кругом.

Бог свидетель, как часто ложусь я в постель с желанием, а порой и с надеждой никогда не проснуться; утром я открываю глаза, вижу солнце и впадаю в тоску.