Современная литература

Харуки Мураками «Хроники Заводной Птицы» - цитаты из книги

- Сами знаете, Окада-сан, в каком жестоком, пропахшем кровью мире мы живём. Выживает сильнейший. И в то же время важно прислушиваться к самому слабому звуку, чтобы ничего не упустить. Понимаете? Ведь добрые вести обычно дают о себе знать тихо. Пожалуйста, помните об этом.

Ленин понял что-то у Маркса, позаимствовал и сделал из этого то, что ему выгодно. То же самое Сталин - взял у Ленина что ему нужно (так, самую малость). Как у нас получается? Чем меньше человек понимает, тем больше власти захватывает. Чем меньше понимаешь, тем лучше. Только так здесь можно выжить, лейтенант. И чтобы никаких фантазий. Как только начнёшь что-то воображать, мозгами шевелить - всё! Считай, тебе конец.

Всё! О сознании больше не думаем. Переключаемся на действительность. На реальный мир, в котором живёт моё тело. Вот для чего я здесь. Чтобы подумать о реальной жизни. Для этого лучше находиться от неё как можно дальше, например - на дне глубокого колодца. "Когда нужно будет двигаться вниз, отыщи самый глубокий колодец и спустись на дно". Так говорил Хонда-сан.

Я стоял на веранде и глядел на наш маленький сад в лучах раннего лета. Садик не из тех, что успокаивают душу. Солнце задерживалось там совсем ненадолго, поэтому земля всегда была чёрной и влажной. Из растений в углу водились лишь два-три кустика блёклых гортензий, а я не очень люблю эти цветы. По соседству торчало несколько деревьев, и оттуда раздавался механический крик какой-то птицы, напоминавший скрежет заводимой пружины. Бог знает, что это была за птица и как она выглядела, но Кумико прозвала её Заводной Птицей. Каждый день Заводная Птица прилетала сюда и заводила пружину нашего тихого мирка.

- Погодите, Окада-сан! Если вы останетесь без имени, как же я буду вас называть?
- Заводной Птицей, - ответил я. Что ж, по крайней мере у меня хоть новое имя есть.
- Заводная Птица, - повторила девушка. Она словно повесила это имя в воздухе и какое-то время рассматривала его. - Замечательное имя. А что это за птица?
- Такая птица на самом деле есть. Правда, я её ни разу не видел и не знаю, как она выглядит. Только слышал, как кричит. Она садилась на ветку какого-нибудь дерева возле нашего дома и... кр-р-р-ри-и-и... начинала заводить пружину нашего мира. Не будь её - в мире прекратилось бы всякое движение. Но про это никто не знает. Все люди думают, что мир приводит в движение какое-то более достойное и сложное устройство, огромный механизм. Однако они ошибаются. На... →→→

Когда Корица и Мускатный Орех собрались уезжать, дождь, который шёл с самого утра, совсем перестал. Сгрудившиеся на парковке в стайку пять воробьёв чистили в лужах пёрышки. "Мерседес" Корицы уехал, автоматические ворота медленно затворились, а я остался сидеть у окна, глядя поверх ветвей на затянутое облаками зимнее небо. Вспомнились слова Мускатного Ореха о длинной руке, которая тянется из неведомой дали. Я представил руку, высунувшуюся из низко висевших над землёй тёмных туч. Ничего себе картинка... Настоящая книжная иллюстрация - в самый раз для какой-нибудь зловещей истории.

– Откуда же ты собираешься вызволять свою Кумико? Как это место называется?
Я попробовал отыскать в окружающем пространстве подходящие слова, но так и не нашёл. Их не было нигде - ни в воздухе, ни под землёй.
- Это где-то далеко, - проговорил я.

Честно говоря, словарями я почти никогда не пользуюсь. Не люблю я эти словари. Вид мне их не нравится, да и содержание тоже. Когда приходится брать их в руки, скривлюсь и думаю: "Ну кому это всё нужно?" Люди вроде меня со словарями не в ладу. Возьмём, к примеру, слово "трансформация". В словаре написано: "переход из одного состояния в другое". И что с того? Я про это знать ничего не знаю. Поэтому, когда вижу на столе словарь, у меня чувство, что я смотрю на собаку, которая как-то пролезла к нам в сад и вздумала оправляться на лужайке.

Отламывая от тоста кусочки размером с почтовую марку, Мускатный Орех не спеша отправляла их в рот. Мы то и дело поглядывали за окно, на дождь. Казалось, и она, и я давным-давно с ним знакомы.

А может, у вас какое-нибудь прозвище есть? Что-нибудь попроще, чем Тору Окада.
Я тщетно пытался вспомнить, было ли у меня когда-нибудь прозвище. Ничего похожего. Интересно, почему?
- Нет у меня прозвища.
- Ну, например, Медведь? Или Лягушка?
- Нет.
- Ну давайте же, - настаивала она. - Придумайте что-нибудь.
- Заводная Птица, - произнёс я.
- Заводная Птица? - переспросила девчонка и уставилась на меня, раскрыв рот. - Это ещё что такое?
- Заводная Птица, - сказал я. - По утрам, сидя на дереве, она подкручивает пружину нашей жизни.