Первый роман

Герман Гессе «Петер Каменцинд» - цитаты из книги

Нет в мире большего благородства и большего счастья, чем бессловесная, неизменная и лишённая чувственной страсти любовь, и я от всей души желаю, чтобы те, кто прочитает эти слова - несколько человек или хотя бы два, а то и один-единственный, - стали благодаря мне приобщаться к этому чистому и благодатному искусству.

На них походили наши мужчины и женщины, суровые, строгие и неразговорчивые, по крайней мере лучшие из них. Поэтому я научился смотреть на людей, как на деревья или скалы, размышлять о них и уважать их не меньше и любить не больше, чем эти тихие сосны.

Кто вырос в горах, тот может годами изучать философию и historia naturalis, может свести счёты со старым Богом, но стоит ему снова почуять приближение фёна или услышать, как с шумом пробиваются сквозь заросли потоки тёплого воздуха, и сердце вздрогнет в груди, и в голову придут мысли о Боге и о смерти.

Вершины, которые при взгляде из долины почти касались друг друга, находились одна от другой на очень большом расстоянии.
Тогда я начал догадываться, что мне довелось только мельком взглянуть на мир, а не увидеть его целиком, что где-то далеко, должно быть, возвышаются горы и простираются равнины, что там творятся дела, о которых наше горное захолустье не имеет ни малейшего представления. Во мне что-то вздрогнуло и, подобно стрелке компаса, бессознательно и мощно потянулось навстречу этим дальним далям. И только тогда я до конца осознал красоту и печаль облаков, ибо увидел, из каких бескрайних далей они приплывают.

Горы, озеро, буря и солнце были моими друзьями, они поверяли мне свои тайны, воспитывали меня и долгое время были мне милее и ближе, нежели люди и судьбы людские. Но моими любимцами, которых я предпочитал сверкающему озеру, печальным соснам и залитым солнцем скалам, были облака.

Нет ничего более бесполезного, чем думы о том, кого любишь: они напоминают некоторые народные и солдатские песни, в которых упоминается о тысяче всяких вещей, но припев остаётся один и тот же, даже если он совсем не годится.

О облака, прекрасные, парящие, не ведающие покоя облака! Я был неразумным ребёнком и любил их, смотрел на них и не знал, что и я пронесусь по жизни, как облако, - всегда в пути, везде чужой, паря между временем и вечностью. С детских лет они были мне друзьями и братьями. Когда я прохожу по улице, мы киваем друг другу, обмениваемся приветствием и на мгновение погружаемся в глаза друг другу.