Эрих Мария Ремарк «Ночь в Лиссабоне» - цитаты из книги

В неприятных воспоминаниях есть одна хорошая сторона: они убеждают человека в том, что он теперь счастлив, даже если секунду назад он в это не верил. Счастье - такое относительное понятие! Кто это постиг, редко чувствует себя совершенно несчастным. Я был счастлив даже в швейцарских тюрьмах, и только потому, что они были не немецкие.

То был лепет ребёнка и шёпот возлюбленной, слова, которые боятся дневного света и в обычной, спокойной жизни редко звучат даже ночью, слова печали и прощания, тоска двух тел, которые не хотят разлучаться, трепет кожи и крови, слова боли и извечной жалобы - самой древней жалобы мира - на то, что двое не могут быть вместе и что кто-то должен уйти первым, что смерть, не затихая, каждую секунду скребётся возле нас, даже тогда, когда усталость обнимает нас и мы желаем хотя бы на час забыться в иллюзии вечности.

Это были сумерки между надеждой и отчаянием. Время затаило дыхание. Все предметы словно перестали отбрасывать тень в прозрачной, чудовищной тени растущей угрозы. Казалось, рядом с солнцем на сверкающем небе появилась колоссальная комета из средних веков. Всё было зыбким. И всё казалось возможным.

- Что же ещё у нас осталось? - спросил я.
- Яблоки на деревьях, золотой октябрь и наши мечты, - ответила Элен.

Она сидела, будто амазонка, - обнажённая, с бокалом вина в руке, требовательная, лукавая, прямая и смелая, и я вдруг понял, что я ничего не знаю о ней. И раньше ничего не знал.

В любви вообще слишком много спрашивают, а когда начинают к тому же докапываться до сути ответов, - она быстро проходит.

- Скажите мне, пожалуйста, что же ещё остаётся важного, если вся жизнь уже не имеет значения?
- Ничего, - ответил я, зная, что это было и правдой и неправдой. - Только мы сами придаём всему значение.

Взошла бледная луна и, словно белым золотом, облила окрестности, окутанные дымкой тумана. Потянуло холодом осени.

Когда у тебя нет родины, потери особенно тяжелы. Нигде не находишь опоры, а чужбина кажется особенно чужой.

Женщинам ничего не нужно объяснять, с ними всегда надо действовать.

Если отказаться от таких понятий, как справедливость, то совсем не трудно относиться к этому только как к приключению.

Мы живём в эпоху парадоксов. Ради сохранения мира вынуждены вести войну.