Первый роман Современная литература

Дуглас Коупленд «Поколение Икс» - цитаты из книги

Знаешь, когда я впервые тебя встретил, я подумал, что наконец-то мне выпал шанс узнать человека выше меня. Развить что-нибудь возвышенное в себе. Так вот - нахуй возвышенное, Клэр. Не хочу я этих ваших прозрений. Мне надо всё и сейчас. Я хочу, чтобы злые грудастые девки били меня по голове ледорубами. Злющие удолбанные девки. Можешь ты понять, как это здорово?

И вот тогда-то и последовала моя неконтролируемая реакция. Кровь прилила к ушам, сердце ёкнуло; меня бросило в пот, а в голове прозвучали слова Рильке - поэта Рильке - о том, что все мы рождаемся с неким письмом внутри, и только если останемся верны себе, получим позволение прочесть это письмо прежде, чем умрём. Пылающая кровь, пульсируя в моих ушах, сказала мне, что мистера Такамити угораздило спутать фото Мэрилин, хранящееся в сейфе, с письмом, лежащим внутри него самого, и я тоже, да, да, рискую совершить подобную ошибку.

Я никогда не влюблялся, и это - проблема. Всякий раз дело кончается тем, что мы становимся друзьями, а это, скажу я вам, отвратительно. Я хочу влюбиться. По крайней мере, мне кажется, что я этого хочу. Точно не знаю. Это ведь дело такое... тёмное. Ну ладно, ладно, я хотя бы признаю, что не хочу прожить жизнь в одиночестве...

Понимаете, когда принадлежишь к среднему классу, приходится мириться с тем, что история человечества тебя игнорирует. С тем, что она не борется за твои интересы и не испытывает к тебе жалости. Такова цена каждодневного покоя и уюта. Оттого все радости стерильны, а печали не вызывают сострадания.

Тебе не нужны заботы о всяких там многочисленных вещах. И знаешь почему? Потому что все эти вещи просто взбунтовались бы и съездили тебе по роже. Они просто напомнили бы тебе, что твоя жизнь уходит на сплошное коллекционирование вещей. И больше в ней ничего нету.

В наши дни адской мукой становится буквально всё: свидания, работа, вечеринки, погода... Может, дело в том, что мы больше не верим в нашу планету? А может, нам обещали рай на земле и действительность не выдерживает конкуренции с мечтами?
А может, нас просто надули. Как знать, как знать...

Всё очень-очень хорошее и очень-очень плохое длится очень-очень недолго.

В Японии начинаешь панически бояться, что тебя не дай бог выделят из толпы. Это худшее, что можно сделать с человеком.

Телефон мне не друг; в этот момент Портленд - Город Смерти. Друзья либо переженились и погрязли в тоске и депрессии; либо, не женившись, погрязли в тоске и депрессии; либо сбежали от тоски и депрессии - то есть из нашего города. А некоторые купили дома, что для индивидуальности всё равно что поцелуй смерти. Когда друзья сообщают тебе: "Мы только что купили дом" - это, считай, признание в том, что свою индивидуальность они потеряли. Сразу можно безошибочно домыслить, как они живут: люди эти застряли на ненавистной работе; в карманах у них пусто; каждый вечер они смотрят видеофильмы; у них килограмм семь лишнего веса; и они больше не прислушиваются к новым идеям. Удручающая картинка. Но самое худшее - этим людям даже не нравятся их дома. И счастливы они лишь в те редкие минуты, когда... →→→

Обсуждать личную жизнь с родителями - всё равно что, увидев в зеркале заднего вида один-единственный прыщик у себя на носу, из-за отсутствия контекста и контраста решить, что у тебя сыпь и рак кожи одновременно.