Современная литература

Дмитрий Бортников «Спящая красавица» - цитаты из книги

Смерть нас не спросит о любви... Куда мы её дели... Она протянет руку! Она скажет: "Где?! Где она?!" И всё! Всё... Она немногословна.

Если хочешь, чтоб к тебе сразу возникло недоверие, - учись приветливо улыбаться.

Жизнь - сама сплошной праздник! Один большой сгнивший праздник! А вокруг подарки! А вокруг сюрпризы!.. И всё уже развёрнуто, да, только протяни руку! Всё для тебя! И попробуй только не посмотри! Только попробуй! Только подумай об этом! Только попробуй подумать о том, чтобы попробовать! Тебе устроят! Не соскучишься!

В сущности, мне было наплевать. И сверху, и сбоку, и снизу! На них, на их чувства. Куда они, что они... Смотреть им вслед? Да мне и на своё-то чувство было наплевать... Не то что смотреть им вслед. Без друзей? Ну и что? Я и был без них. Да. С самого начала. С самого-самого нуля. И всё. Понял это и всё. Оно не просило ни есть, ни пить, моё всё равно... Просто тёплый холод, да, просто остывший опыт. Его можно было взять в руки, положить в карман, забросить далеко-далеко в реку. Да. Кусок равнодушия и всё. Не более. Очередная попытка сближения. Остывшая попытка...

В марте нам уже ничего не снится. Ничего. Грязная марля мартовского снега... Ручьи. Запахи. Кленовые вертолётики в ручьях. Чёрная земля и пар... Дыхание. Вдох и выдох... Уже пригревает спину. В одних свитерах на реке. Ледоход. Льдины. И всё. Потом солнце и холодные сумерки. Розовые облака. Дым костра над землёй...

Путешествие. Изменение. Незнакомая жизнь в поезде. Другая жизнь, да, совсем всё другое... Сильное присутствие другой жизни. Как мечта... Да. Как возможность. Почти до боли! И скольжение поезда... Хлопанье далёких дверей... Крики на станциях... А потом фонари и темнота. Да. Её блестящие глаза, смотрящие в окно...
Я будто оказался нигде. Мы оказались нигде... Она тоже что-то уловила. Да. Я это понял сразу. Понял. Она на меня ни разу не посмотрела! Ни разу! Но она меня увидела. Вот в чём дело! Здесь - горячо. И здесь, в нигде, - чудесно! Я не вру. Мы обогнали наши я. Наши тела. Наши привычки. Наши крики и слова! Выскочили из наших жизней. Полностью! Сразу! Как из тоннеля! Да! Мы оказались вне нашей жизни! Вне всего! Даже мечты... Они были слишком медленны! Они были слишком наши...... →→→

Смерть приходит мальчиком в грязных сапогах, птицей, осенней птицей, молча кружащей над яблоней... Она смотрит на нас незнакомой женщиной в окне... Она приходит во сне. Эти быстрые предрассветные сны, полные знаков и тайн... Смерть с запахом чеснока изо рта. Запах хлорки... Белый чистый запах... Парфюмерия смерти... Завораживающий запах. Средоточение тревоги. Блеск никеля и пустота... Пустая пустота...

"Ну вот и всё, - сказала она. - Теперь всё".
И она поднялась. Во весь рост. Надо мною. Выше неба! Выше всей этой синевы. Да. Её лоб... Её губы... Я их уже не видел! Они были уже не здесь!.. Она отодвинулась. Помедлила. Ещё... А потом я услышал - она уходит. Её шаги... Она уходила. Уходила. А на меня всё сыпалась и сыпалась земля... Моя мать, она нисколько не изменилась. Нет. Её даже могила не исправит. Она умела уйти. Вот так спокойно уйти... Всегда умела. Выпустить из рук и уйти...
Я лежал тихо-тихо. Я так хотел. Да. Я сам всё устроил? Всё это? Да, наверное. Может быть... Может быть... Я так хотел здесь остаться. В этой яме. Быть вот так. Именно так... В этом доме... В этой яме. И что теперь? Что? Только шорох земли... И всё. Паденье земли. И всё. Осыпание... Как шёпот.... →→→

Я смотрел туда со двора. В свой лес. В свой заколдованный лес. Так близко... Прищуриться и всё! Зажать глаза сильно-сильно!..
Я думал о ней. Там, в заколдованном лесу. На волшебной речке. Я шептал - мы... Я и она... Но сюда нельзя! Нельзя. Мы можем только так. Я здесь, а она там.
На дворе ночь. Зима. Покой неба и звёзды. Драгоценности. Тайны. Глубокие сны и морозы...

В конце концов, всё крутится вокруг человека. Пуп земли. А зверей так и оставляют подыхать. Это в лучшем случае! А то ещё начнут лечить!

Когда люди поглощены музыкой - у них украдена душа! У них одинаковые лица!

Ори не ори - всё заканчивается одинаково. Заталкивают в рот титьку и вперёд!

Мы так привыкли друг к другу, что стали невидимы. Иногда мне кажется: мы слышим мысли друг друга. Мы знаем все запахи нашей берлоги. Холодный, грустный запах сеней. Как в заброшенной конюшне. Бельё, принесённое с мороза. Оно повизгивает, когда его ломаешь. Наши тряпки, наши волосы... Мы узнаём друг друга даже во сне. В тысяче снов!

Я никогда не видел улыбки на лицах плывущих людей. Они всегда так заняты... Так серьёзны... Потом - да. Когда остановятся... Смеются...

Я должен был стать чёрт-знает-каким-приятным-мальчиком! Да! Чтоб меня увидели, а потом уже не смотрели в мою сторону! В этом всё искусство. Именно в этом трюк. Сложный трюк первого появления. Первого впечатления. Слова? Взгляды?.. Забота? Принести тапочки? Поставить всё для чая? Убрать со стола? Вымыть посуду? Это - тоже. Тоже. Конечно. Без этого - никак. Но это не всё. Нет. Это - только окрестности. Только края искусства. Трюк лежит в самом сердце. Да. В самом центре. Это от рождения. Да. Или родился с этим, или нет. Если нет - то и не трогай парус. Куда ни сунься - везде будут торчать уши твоего настоящего желания. В конце концов обыденность побеждает всегда. Рано или поздно, но всегда. Настоящие мысли выскакивают всегда. Если нет таланта - обыденность вывалится на середину комнаты.... →→→