Венедикт Ерофеев - цитаты из книг

Покажи палец - рассмеётся, помани - пойдёт, ткни - и развалится.

Мне то, собственно, что? Одной ногой я уже в гробу, а другой - в могиле.

И философ (Маритен) сказал: "Повернувшись спиной к вечности, разум в современном мире руководствуется сотворённым". Так вот. Повернёмся спиной к сотворённому - обратимся к... →→→

Вот ещё разница между ними и мною: они говорят мало, чтобы не молчать, я мало говорю, чтобы не говорить много.

Некрасиво отстаивать прописные истины, их и без того ожидает триумф.

Безвозвратно ушли в прошлое те времена, когда меня не существовало.

Я тучен душою. Мне нужны средства для похудания: ничегонеделание, сужение интересов и пр.

Как говорил Карамзин, "вижу опасность, но ещё не вижу погибели".

не имей имущества, а имей преимущество

"Души унывают, сердца развращаются, образ мыслей становится низок и презрителен". (Фон-Визин)

Дарёному коню в зубы не бьют.

Ср. прежних и нонешних интеллигентов: те были слегка пьяны и до синевы выбриты, нонешние слегка выбриты и пьяны до синевы. Те знали всё от Баха до Фейербаха. Нынешние - от... →→→

А он мятежный, просит бури,
Как морда просит кирпича.

Т.е. мы имеем дело с явлением, которое не стоит даже и борьбы за него. Не надо придавать ему значения.

Нам чёрт не брат и Бог нам не владыка.

короткая, как замыкание

"Уф, тяжело, дай дух переведу". Переводчик духа.

И Марк Твен сказал: "Быть хорошим - это очень изматывает человека".

Могу ли я сказать, что ты послана мне с высоты небес? Да, я могу это сказать, я ещё много что могу о тебе сказать, но не скажу.

Музыка - средство от немоты. Может быть, вся наша немота от неумения писать музыку.

Вольная борьба - с соблазнами. Классическая борьба - с предрассудками.

"Всё это слишком просто, чтобы вы могли понять" (Честертон).

Геродот говорит: надо чтить чужие обычаи. И спустя двести страниц: "Закапывать жертвы в землю живыми - персидский обычай".

О принципе добровольности, американский публицист Норт: "Я предпочёл бы видеть весь мир пьяным добровольно, чем одного человека трезвым насильно".

Пушкин, с отвращением: "Русский бунт, бессмысленный и беспощадный".
Чаадаев: "покорный энтузиазм толпы".

Страницы