Эрих Мария Ремарк - цитаты из книг

- А когда можно считать себя взрослым?
Лиза думает.
- Когда начинаешь больше думать о себе, чем о других.

- Нет никакой причины, чтобы бежать, Рудольф, и никакой - чтобы возвращаться. Все двери одинаковы.

Любовь - это желание передать дальше то, чего не можешь удержать.

- Поэтому мы и войну проиграли! Во всём виноваты наша расхлябанная интеллигенция и евреи.
- И велосипедисты, - добавляет Ризенфельд.
- При чём тут велосипедисты? -... →→→

- И такие молокососы защищали наше отечество!
- Вернее, воображали, что защищают, - говорю я. - Пока не поняли, что защищают они только часть отечества, ту, которая лучше... →→→

- Пойдём! - говорит она.
Я качаю головой.
- Не могу. Сегодня не могу.
Она молчит и смотрит на меня прямым и ясным взглядом, в нём нет ни упрёка, ни... →→→

Только идиоты утверждают, что они не идиоты. Противоречить им бесполезно.

Пусть приходят месяцы и годы, - они уже ничего у меня не отнимут, они уже ничего не смогут у меня отнять. Я так одинок и так разучился ожидать чего-либо от жизни, что могу без... →→→

Летние дни, непостижимо прекрасные, все в золоте и синеве, стоят как ангелы над чертой смерти.

Что такое отпуск? Ожидание на распутье, после которого всё станет только труднее.

Больше всего мне нравится быть одному, тогда мне никто не мешает.

Все ужасы можно пережить, пока ты просто покоряешься своей судьбе, но попробуй размышлять о них, и они убьют тебя.

Мы видим людей, которые ещё живы, хотя у них нет головы; мы видим солдат, которые бегут, хотя у них срезаны обе ступни; они ковыляют на своих обрубках с торчащими осколками... →→→

Мы беспомощны, как покинутые дети, и многоопытны, как старики, мы стали чёрствыми, и жалкими, и поверхностными, - мне кажется, что нам уже не возродиться.

Видения прошлого сильны, и наша тоска по прошлому тоже сильна, но оно недостижимо, и мы это знаем.

Меня могут убить, - это дело случая. Но то, что я остаюсь в живых, это опять-таки дело случая.

Посмотрите-ка вон туда, видите, на небе такие маленькие облачка? Это разрывы зениток. Вчера мы были там. Пять убитых, восемь раненых. А ведь ничего особенного вчера в общем-то... →→→

Признавая их авторитет, мы мысленно связывали с этим понятием знание жизни и дальновидность. Но как только мы увидели первого убитого, это убеждение развеялось в прах. Мы... →→→

Всё, что мы умеем, это играть в карты, сквернословить и воевать. Не очень много для двадцати - слишком много для двадцати лет.

- Война сделала нас никчёмными людьми.
Он прав. Мы больше не молодёжь. Мы уже не собираемся брать жизнь с бою. Мы беглецы. Мы бежим от самих себя. От своей жизни. Нам... →→→

Вот увидите, мы проиграем войну из-за того, что слишком хорошо умеем козырять.

Не стоит заглядывать чересчур глубоко в душу, иначе скоро наткнёшься на отстойник, куда стекаются нечистоты.

...косые лучи солнца окрасили антикварные лавки на правой стороне улицы в сказочный золотисто-жёлтый цвет, а витрины на противоположной стороне затянуло предвечерней паутиной.... →→→

Культура - тонкий пласт, её может смыть обыкновенный дождик. Этому научил нас немецкий народ - народ поэтов и мыслителей. Он считался высокоцивилизованным.

Здесь все живут временно. Но многие застревают на всю жизнь.

Страницы