Аскбука литературы: что нового?

Слушая песню ветра: аудио-поэзия, часть 1

5 сантиметров в секунду

Некоторые поэты утверждают, что стихи нельзя читать вслух, что проговаривать их можно только про себя, своим внутренним голосом. Это очень здравая мысль, но... лично для меня знакомство со многими стихотворениями началось именно с голоса и интонации чужого человека. Разумеется, большая часть аудио-поэзии была почерпнута из песен: как известных романсов, так и композиций не сильно знакомых широкой публике. Но о песнях я напишу как-нибудь в другой раз. Сегодня речь пойдёт о художественном чтении.

К моему глубокому сожалению современные радио, кино и телевидение не очень-то благоволят поэзии. Это в 60-х Хуциев снимал "Заставу Ильича", где около получаса в кадре звучали стихи и не абы какие, а лучших поэтов страны в их же собственном исполнении. Сейчас о таком и мечтать-то глупо... Поэзия уже давно не на подъёме, и может показаться, что нынче стихи вытеснены иными, более массовыми увлечениями. Да, но это не значит, что поэзии нет совсем. Художественное чтение живо, однако процветает в основном в интернете на личных страничках, лишь иногда выскальзывая в более привычное нам русло.

О книге "Любовь на Итурупе" - Масахико Симада

Масахико Симада - Любовь на Итурупе

Самое главное достоинство романа, помимо выверенного стиля Симады, это место действия - Итуруп, Россия. Да, один из самых популярных японских авторов пишет о России, пусть и не центральной, о русском быте и реалиях, которые по временам могут удивить и отечественного читателя.

Сюжет третьего тома (самого увлекательного) имеет ярко выраженную мистическую подоплёку, хотя, до опусов Харуки Мураками по этому параметру и не дотягивает.

Изначально, "Канон" базируется на сюжете оперы "Мадам Баттерфляй" Пуччини. По ходу повествования автор что-то дополняет, что-то убирает вовсе, придумывает продолжение. И в третьей книге, "Любовь на Итурупе", героем становится уже внук Чио-Чио-сан - Каору.

Разговор с небожителем: Иосиф Бродский

Но даже мысль о - как его! - бессмертьи
есть мысль об одиночестве, мой друг.
<И.Б.>

Разговор с небожителем

Когда мне было семь лет, а большой пакетик чипсов в Москве стоил всего шесть с половиной рублей, далеко-далеко на Западе умер не сильно известный на родине поэт с библейским именем Иосиф. Дожить до того момента, когда о нём будет знать каждый школьник, Бродскому, разумеется, не удалось. В поэзии кредиты издревле не в ходу и не в чести, а выплаты за пожизненные вклады почему-то всегда запаздывают. Нет, безусловно Бродский далеко не в старости был признан как в России, так и во всём мире, но... рядовой читатель широкой провинции его творчества просто не наблюдал - при Союзе по причине нехождения оного по книжным прилавкам, а после - за отсутствием времени: рушился мир, менялся строй, являло себя народу огромное количество альтернатив и возможностей, поэзия же, некогда собиравшая огромные залы, скуксилась и уступила место другим культурным и не очень развлечениям.

О Бродском теперь мы знаем много, даже слишком много и во всех подробностях: и про процесс, и про эмиграцию, и про его дружбу с Ахматовой, и про Венецию и даже про М.Б. Несмотря на то что памятник Бродскому появился в Москве только в прошлом году (кстати, вовсе не за счёт правительства), а полного собрания сочинений Иосифа Александровича нет до сих пор, книги и фильмы о нём появляются с завидной регулярностью. Различные воспоминания о Бродском, интервью, прочтение стихов самим автором... Как отрадно и лестно, что Бродский при жизни успел так богато проиллюстрировать стихотворения своим собственным оригинальным прочтением, к которому, впрочем, нужно немало привыкать. Едва ли не в каждом фильме о Бродском теперь звучит его голос, вкрадчиво и размеренно начитывающий поэзию великого русского языка, по красоте ни с одним больше не сравнимого. Есть это и в "Разговоре с небожителем" Романа Либерова, о котором я расскажу чуть ниже.

Написано Сергеем Довлатовым

Начиная говорить о Сергее Довлатове, сложно удержаться от соблазна предварить речь особо остроумной цитатой из его произведений. Я этого делать не буду по причине "гордой застенчивости" и их и без того широкого хождения как в интернете, так и в повседневной разговорной речи. Сергей Довлатов, несомненно, важная фигура в современной интеллектуальной литературе, это давно признанно и обоснованно. Не удивительно, что о Довлатове снято уже несколько документальных фильмов - одни известные, другие - едва ли. В комментарии к книге "Довлатов" Коваловой и Лурье я уже упоминал об одном из них. По качеству, пожалуй, эта документалка "Пятого канала" долго удерживала первенство на ниве творческой биографии Сергея Довлатова. Но...

Недавно в нескольких кинотеатрах (и на специальных показах) появился совсем иной кино-продукт, фильм Романа Либерова "Написано Сергеем Довлатовым". О нём и пойдёт разговор.

О книге "Мой очень жизненный путь" - Венедикт Ерофеев

Венедикт Ерофеев - Мой очень жизненный путь

Вся прелесть данной книги отражена уже в содержании. Уникальная подборка текстов одного из самых недооценённых талантов эпохи развала Союза и крушения ценностей, так настойчиво навязываемых нам устаревшим как морально, так и физически правительством.

Надо сказать, Ерофеев всегда существовал вне этой системы. Он уходил, убегал от неё как только мог. Методы и способы его взаимодействия с окружающей реальностью могли быть спорными или приспособленческими. Но именно этот образ жизни в конечном итоге вылился в произведения, уверенно притоптавшие собой последние десятилетия двадцатого века. Они не были пафосными или уж слишком объёмными. Ерофеев всегда умел бросить фразу, сполна заменяющую десятки страниц иных авторов.

О книге "Собрание сочинений в 10 томах. Тома 1-3. Стихотворения" - Александр Пушкин

Александр Пушкин - Собрание сочинений в 10 томах. Тома 1-3. Стихотворения

Полный набор стихотворений Пушкина, проиллюстрированный самим автором, в отличном издании. Помимо законченных произведений в книгах содержатся и черновики недописанных работ. Небольшие мини-стишки порой красивы, а порой забавны и вызывают улыбку. Всё же Пушкин - это не только серьёзный представительный мужчина из курса школьной литературы...

Качество изданий не вызывает никаких нареканий. В "Лабиринте" (интернет-магазине) можно ознакомиться с внутренним содержанием томов.

О книге "Созерцание. Письма к Максу Броду" - Франц Кафка

Франц Кафка - Созерцание. Письма к Максу Броду

"Созерцание" - это довольно скромный по объёму сборник рассказов дневникового типа. Для первоначального знакомства с творчеством Кафки его лучше не использовать, поскольку сумбурное повествование и существенное безразличие к сюжету, выраженные ощутимо сильнее нежели чем в романах, способны отпугнуть от дальнейшего прочтения. Лучше всего в данном случае начать с середины - с писем к Максу Броду.

О книге "Половина неба" - Линор Горалик, Станислав Львовский

Линор Горалик, Станислав Львовский - Половина неба

Книга-ностальгия, книга-грусть, добрая милая грусть, но не менее и глубокая. Ещё одна история любви, история смещённых ценностей и воспоминаний... Эта книга в первую очередь для тех, кто прожил в Советском Союзе хоть частичку своей молодости, для тех, кто оставил в этом прошлом хоть немного себя настоящего. "Половина неба" в большей степени не рассказывает, она позволят вспомнить, заново пережить то далёкое и светлое... То, что дороже многого. То, что мы уже стали забывать, что было когда-то основой нашей жизни, не безукоризненной, но такой чистой и душевной; впрочем, стоит заметить, не для всех.

Страницы