В подарок

О книге "Человек в осаде" - Жан-Поль Сартр

Жан-Поль Сартр - Человек в осаде

Жан-Поль Сартр - без сомнения величайший писатель и творец, уверенно сочетающий в своей прозе как художественные, так и метафизические литературные приёмы. Не удивительно, что в интеллектуальной среде француза совершенно справедливо почитают как одного из самых ярких философов 20 века. Возможно, он и есть самый яркий. Читать Сартра - это всё равно что погружаться с головой в непроглядный омут собственного непонимания самого себя же. Это новые вопросы, загадки, грани размышлений, желаний и новые творческие задачи воображению и интеллекту. Но Сартр - это не вызов читателю, скорее доброжелательное приглашение к занимательной и интригующей экскурсии внутрь личности.

О книге "Записки детского поэта" - Агния Барто

Агния Барто - Записки детского поэта

Книга о детях, но не для детей, пусть вас не смущяет столь несерьёзное оформление обложки.

"Записки детского поэта" составлены таким образом, чтобы не отбить интерес у читателя ни на одном из участков текста. Ёмкие и живые заметки то и дело перемежаются детскими историями, мыслями о ремесле и жанре как таковом, воспоминаниями о великих современниках, которые (воспоминания, а не современники) не только не нагоняют скуку, но и весьма увлекательны по изложению. Маршак и Кассиль, Чуковский и Маяковский, они отнюдь не предстают перед читателем некими иконами или неживыми постаментами. Забавные подробности и умелое своевременное замещение тем, используемые Агнией Барто в записках, сохраняют свежесть восприятия на протяжении практически всей книги.

О книге "Мой очень жизненный путь" - Венедикт Ерофеев

Венедикт Ерофеев - Мой очень жизненный путь

Вся прелесть данной книги отражена уже в содержании. Уникальная подборка текстов одного из самых недооценённых талантов эпохи развала Союза и крушения ценностей, так настойчиво навязываемых нам устаревшим как морально, так и физически правительством.

Надо сказать, Ерофеев всегда существовал вне этой системы. Он уходил, убегал от неё как только мог. Методы и способы его взаимодействия с окружающей реальностью могли быть спорными или приспособленческими. Но именно этот образ жизни в конечном итоге вылился в произведения, уверенно притоптавшие собой последние десятилетия двадцатого века. Они не были пафосными или уж слишком объёмными. Ерофеев всегда умел бросить фразу, сполна заменяющую десятки страниц иных авторов.

О книге "Интервью: Солнце, вот он я" - Чарльз Буковски

Чарльз Буковски - Интервью: Солнце, вот он я

Сборник разновремённых интервью, в которых говорит мистер Бук. Забавно сравнивать его рассказы о себе с похождениями Генри, изданными годами позже, читать о персонажах и событиях, которые и так понятно, что не придуманные, но всё равно.

В интервью порой открывается несколько иная сторона писателя, а точнее - поэта. Ведь Буковски всегда считал себя в первую очередь поэтом. Неординарное чувство жизни, лёгкая строка, вечная самоирония и глубокое чувство грусти, - книга с интервью ничуть не более откровенна, нежели романы Буковски, но и не менее: Бук до прихода славы и после, Бук в дрянных комнатушках и уже в собственном доме, Бук о дешёвом алкоголе и Голливуде. Здесь найдётся многое для более тесного знакомства с одним из лучших американских писателей - Чарльзом Буковски.

О книге "Довлатов" - Анна Ковалова, Лев Лурье

Анна Ковалова, Лев Лурье - Довлатов

Авторского текста в "Довлатове" практически нет. Идут воспоминания друзей, близких, коллег Довлатова (настоящих коллег, а не медийных личностей, кликнутых для пиара). Причём взяты воспоминания маленькими кусками из разных источников (интервью, книги, письма, статьи) и приведены в порядке очерёдности описываемых событий. Т.е. внешне это напоминает сборник небольших (по полстраницы) рассказов о Довлатове, хорошо структурированных и оформленных. Среди рассказчиков Евгений Рейн, Анатолий Найман, Пётр Вайль, Иосиф Бродский, Лев Лосев и пр.