Современная литература

О книге "Хавчик Фореве..." - Денис Коваленко

Денис Коваленко - Хавчик Фореве...

Книге Дениса Коваленко помимо не самой впечатляющей концовки, о которой чуть ниже, помешали две вещи: легкомысленное сленговое название и аннотация, по большей части отражающая в себе минусы книги.

Название... Чего вообще можно ожидать от романа с названием "Хавчик фореве"?.. В лучшем случае, потенциальный среднестатичный читатель задержит на нём взгляд на полсекунды дольше. Литератору со сленгом стоит быть очень аккуратным. Если текст гениален, тебе, конечно, всё простят. А вот если просто хороший, то могут и пройти мимо, едва кивнув.

Аннотация - это отдельная тема. Здесь упомянут Достоевский... Да не просто Достоевский, а "Достоевский forever". Первое желание - бросить, забыть, почитать Достоевского. Дальше только "Есенин returns" в аннотации начинающего поэта.

О книге "Повелитель снов" - Масахико Симада

Масахико Симада - Повелитель снов

"Повелитель снов" - роман-путешествие между Америкой и Европой, Востоком и Западом и не лишённый фантазии. Путешествие подразумевается метафорическое, это не роад-бук, т.е. не дорожная книга, она не о поездке. "Повелитель снов" - о смешении и границах двух абсолютно противоположных культур - Востока и Запада. Действие дополняется включением в сюжет бессознательного компонента жизни главного героя, японца, но и американца тоже.

Разбираться в этом клубке интересно, а хорошая стилистическая работа не отвлекает внимания на периодически проступающую проблему "замыливания".

О книге "Песни пьющих" - Ежи Пильх

Ежи Пильх - Песни пьющих

Книга начинается с... обложки? Практически. Но всё же с названия. Или имени автора. И здесь сразу хочется сказать пару слов о названии данного издания, поскольку оно, равно как и обложка, не шибко привлекательно и к оригиналу относится не сильно. "Pod mocnym aniolem" - так изначально звучит заголовок. Дословно с польского он переводится как "Под сильным ангелом". Красиво звучит? Изящно? Неплохо, как минимум. Здесь даже художественной обработки не требуется. Однако... у нас это "Песни пьющих" и похмельный мужик на обложке. Плохо? Да. Смертельно? Нет. Вопреки вполне разумным опасениям перевод остального текста выполнен не в пример качественно, на стабильно высоком уровне. Пускай "Песни пьющих", пускай не "Под сильным ангелом"...

О книге "Одинбург" - Александер Макколл-Смит, Иэн Рэнкин, Ирвин Уэлш

Александер Макколл-Смит, Иэн Рэнкин, Ирвин Уэлш - Одинбург

Книга начинается аж с двух предисловий. В первом некий чиновник, имя которого никому кроме разве что жителей Эдинбурга ни о чём не скажет, объясняет нам цель существования подобного сборника рассказов, а уже во втором к повествованию допускают того, кого надо - Джоан "Гарри Поттер" Роулинг. Вопреки учтивому скепсису и ожиданию чего-то стандартного и формализованного, читатель с удивлением обнаружит небольшое воздушное эссе на тему даже не сборника рассказов, а самого города, которому посвящена книга, на тему Эдинбурга, столицы Шотландии. Надо сказать, Роулинг в предисловии отлично задаёт эмоциональный тон последующей композиции.

О книге "Пфитц" - Эндрю Крами

Эндрю Крами - Пфитц

Жил-был великий князь, который увлекался проектированием городов-призраков, т.е. городов, существующих лишь на бумаге. Внутри призраков имелись несуществующие здания, несуществующие жители, несуществующие мысли и всё-всё-всё несуществующее. Детали здесь были настолько дотошно выписаны и очерчены, что уже на проектировании первого города князь понял, что хотя бы по финансовым соображениям он не сможет построить этот город. Но... как ни странно данное обстоятельство не отбило у него тягу к проектам.

Действие книги как раз происходит в процессе создания нового научного города-фантома. Князь, внеся свой вклад в обоснованность композиции, тут же исчезает из сюжета. Зато появляется молодой картограф, занимающийся планировкой канализации и прочих "подземностей" нового города. Однажды этот картограф влюбляется в девушку, работающую в биографическом отделе. Она занимается написанием полного жизненного пути одного из несуществующих графов несуществующего города, иначе говоря - пишет чужую жизнь.

О книге "Сердцебиение" - Кэндзи Маруяма

Обложка повести "Сердцебиение" Кэндзи Маруямы

А что если вам почти сорок и ваша жизнь настолько бессмысленна, что даже вам самому противно следить за ней? А если я вам скажу, что когда-то у вас была жена и дети, вот только сейчас они живут с другим отцом, не вспоминая о вас на протяжении последних нескольких лет. Все родственники давно вычеркнули вас из своих жизней, а старший брат однажды сказал, что вы полный кретин, и с тех пор вы больше с ним не встречались. А что если на протяжении последних двух лет вы почти безвылазно сидели в своей каморке, пили алкоголь, да смотрели телевизор? Не самое весёлое времяпрепровождение, надо сказать.

Причины побудившие вас однажды порвать с размеренной и "правильной" жизнью?.. Да, пожалуй, это было скучно - каждый день ходить на работу, улыбаться всем и тянуть дни до неблизкой пенсии.

О книге "Вальпургиева ночь" - Венедикт Ерофеев

Обложка "Вальпургиевой ночи" Ерофеева

"Вальпургиева ночь" - это пьеса, повествующая об одном дне из жизни обитателей сумасшедшего дома. По форме - это трагедия, по содержанию отчасти тоже. Формулировки точные, острые, изысканные, бьющие наотмашь. Этим и славен Венедикт Ерофеев. Что ни фраза - афоризм, что ни монолог - новая пища для размышлений. Пьеса заставляет грустить, украдкой вздыхать и по временам сокрушаться над бесславной участью подпольной советской интеллигенции, прообразом которой выступает главный герой "Вальпургиевой ночи" - Гуревич, поэт-алкоголик.

Пьеса небольшая, но чрезвычайно ёмкая и уютная для прочтения.

О книге "Любовь на Итурупе" - Масахико Симада

Масахико Симада - Любовь на Итурупе

Самое главное достоинство романа, помимо выверенного стиля Симады, это место действия - Итуруп, Россия. Да, один из самых популярных японских авторов пишет о России, пусть и не центральной, о русском быте и реалиях, которые по временам могут удивить и отечественного читателя.

Сюжет третьего тома (самого увлекательного) имеет ярко выраженную мистическую подоплёку, хотя, до опусов Харуки Мураками по этому параметру и не дотягивает.

Изначально, "Канон" базируется на сюжете оперы "Мадам Баттерфляй" Пуччини. По ходу повествования автор что-то дополняет, что-то убирает вовсе, придумывает продолжение. И в третьей книге, "Любовь на Итурупе", героем становится уже внук Чио-Чио-сан - Каору.

Страницы