Классика

О книге "Пена дней" - Борис Виан

Французская обложка сборника Бориса Виана

Абсурд, как он есть. Повествование абсурдно от начала и до конца. Удивительно, как только автор смог сохранить общую целостность композиции и сюжета во всём этом шикарном запутанном клубке смысловых импровизаций и очерёдности восприятия.

Большая странность и оригинальность "Пены дней" состоит в том, что это не комедия абсурда, какой она кажется поначалу, а мелодрама абсурда. Сложный и уникальный жанр. Примерно как клоун на арене цирка, который своими действиями вызывает не смех, а слёзы. И уже не важно, что это цирк, а не театр. Люди-то приходят на представление развлечься, повеселиться, восхититься трюками и прочими wow-эффектами, но никто уже и не возражает поплакать, не просит прекратить. А в конце сцены артист уходит под несмолкаемые заслуженные аплодисменты. Крайне не стандартная ситуация для цирка, согласитесь?

О книге "Запретные удовольствия" - Юкио Мисима

Обложка книги "Запретные удовольствия" Юкио Мисимы

"Запретные удовольствия" - произведение Юкио Мисимы, трудное для восприятия неподготовленного читателя и явно не несущее развлекательного характера повествования. В этом его большой плюс, здесь действительно нужно думать самому, а не только следить за мыслью автора. Теории, развёрнутые на страницах "Запретных удовольствий" интересны и широки. Большинство книг в лучшем случае вместят в себя хотя бы одну такую, здесь же их в довольствии, причём теорий не тезисных, а с хорошим полновесным объяснением, - сам сюжет построен таким образом, чтобы они всегда были актуальны и своевременны. Многие мысли и идеи автора спорны, субъективны, произведение целиком сквозит мотивами неуверенности в тех постулатах, что изначально кажутся незыблемыми, что играет только на руку внимательному читателю.

О книге "Невыносимая лёгкость бытия" - Милан Кундера

Милан Кундера "Невыносимая лёгкость бытия" (обложка)

"Невыносимая лёгкость бытия"... Сколько необычного скрыто ещё только в названии. Несовместимые компоненты, которые автор с лёгкостью смешивает и в тексте, причём смешивает так, что по прочтении остаётся лишь вопрос - а почему, собственно, они были "несмешиваемыми"?

О чём книга? Пожалуй-таки, о будничной философии; особой философии, оригинальной и во многом даже обособленной. Кундера умело уходит от конкретики, предоставляя выбор лучшего примера абстрактным рассуждениям самому читателю. А примеры то есть, уж наверняка. Но всё же это не чисто философское произведение. Да, Кундера не слишком волнуется о сюжетном повествовании, в нём уже нет той уверенной интеллектуальности и оригинальной обобщённости, свойственным авторским лирическим отступлениям (если их вообще можно так называть, ведь они доминируют в композиции).

О книге "Над кукушкиным гнездом" - Кен Кизи

Обложка книги "Пролетая над гнездом кукушки" Кена Кизи

К таким книгам чертовски трудно написать хоть какой-то удобоваримый комментарий, так и хочется оставить лишь одно слово "прочитайте!"

О чём книга? Да о многом, едва ли не обо всём, что только можно себе придумать: об обществе и его членах, о тех, кто остаётся за гранью общества, о морали, законах, об одиночестве, о надежде, о взаимодействии с реальностью, о подчинении и противоборстве, о психологии, о радости, о смерти и жизни, об удаче, немного о любви, немного о дружбе, о соперничестве, о свободе, о правильном и неправильном, о добре, о злом добре, о губительности, об упадничестве, о вере, о страхе и грусти, о несгибаемости... Да, здесь можно долго перечислять, и всё это при том важном обстоятельстве, что большая часть действий романа Кена Кизи происходит внутри замкнутого помещения - в психиатрической лечебнице, а главные герои - те, кого в обществе принято называть сумасшедшими. Именно туда однажды попадает крепкий рыжеволосый мужчина с лицом Джека Николсона и повадками символа. Символа чего? Да ничего. Просто символа. Может, символа возможности... Самого принципа вероятности альтернативы. Веры в то, что всё ещё может быть иначе.

О книге "Пригоршня праха" - Ивлин Во

Обложка книги "Пригорошня праха" Ивлина Во

Чего можно ожидать от английской литературы начала 20-го века? Да и вообще от английской литературы. Чопорности, сдержанности, холодного расчёта, почти полного отсутствия настоящих эмоций, бедности на сюжетные повороты и действия... Заметим, что эти обстоятельства вовсе не говорят о низком качестве английской прозы. Просто, такая уж она есть, это её отличительные черты и только. Даже в наше время английские авторы испытывают довольно ощутимую природную нехватку свободы и какой-то дерзкой мечтательности, так свободе присущей. Да, чего всегда хватало с переизбытком американским писателям, литературным подданным королевы, даже самым выдающимся, ой как недостаёт.

Но вся эта печаль и сожаление, как не трудно догадаться, ничуть не ложится непрозрачной пеленой на "Пригорошню праха" Ивлина Во, родившегося в Лондоне в 1903 году и ставшего впоследствии отличным писателем. В нашей стране, правда, не сказать, что он пользуется шибко большой популярностью. Свой четвёртый роман Ивлин Во закончил в 1934 году, два года спустя после публикации "Путешествия на край ночи" Луи Фердинанда Селина. И упоминание великолепного романа не менее великолепного француза здесь отнюдь не случайно. Это даже несколько комично, учитывая, что французскую и английскую литературу обычно ставят на разные чаши весов. Но об этом чуть позже.

О книге "Монахиня" - Дени Дидро

Обложка книги "Монахиня" Дени Дидро

"Монахиня" Дени Дидро - это история девушки, насильно помещённой в монастырь. Можно даже сказать "заточённой" и злобно посмеяться, как это делают антигерои из фильмов 80-х, нагоняя атмосферу безнадёжности и страха. Но... это всё будет зря. Ведь в книге практически нет ни жёсткости, ни всяких других "запретных" страстей, аннотация как всегда обманывает неподготовленного читателя. В романе всё довольно пристойно и ровно, особенно по сегодняшним меркам. Могут возникнуть проблемы восприятия только если поставить перед собой цель принимать за чистую монету буквально всё, о чём пишет автор. А для этого надо отменно обладать прямо-таки гипертрофированным воображением и впечатлительностью.

О книге "Кюхля" - Юрий Тынянов

Юрий Тынянов - Кюхля

На удивление нетипичный роман для классической "взрослой" литературы. Исторический, серьёзный, трагический, но и лёгкий, наивный, откровенный, написанный в духе того, пушкинского времени - времени высоких чувств и идеалов. В некотором роде "Кюхля" даже авантюрен по своей сути, приключенчески захватывающ. Как изящно Тынянов смог включить читателя в контекст повествования! То, от чего мы всеми силами отлынивали в школе, оказывается жутко интересным! После таких произведений действительно хочется побольше узнать о родной истории, о некоторых реально существовавших персонажах. По степени контекстного воздействия "Кюхля" немногим уступает таким произведениям, как, скажем, "Три мушкетёра".

О книге "Всего лишь женщина" - Франсис Карко

Франсис Карко - Всего лишь женщина

"Всего лишь женщина" - сентиментальный роман в духе Бальзака, Флобера и прочих замечательных представителей золотой поры французской литературы. К любовному жанру, как на то намекает аннотация, его слепо относить не стоит, поскольку с оным ассоциируется прежде всего бульварное чтиво. А текст Франсиса Карко гораздо ближе к романам классического типа.

Впрочем, не сказать что это лучшее произведение француза, ведь таковым является "Горестная история о Франсуа Вийоне", которая наверняка вызовет больший интерес у читателя, но это однако ничуть не умаляет достоинств и своеобразия романа "Всего лишь женщина". Он о влюблённости, небольшом периоде взросления и переживаниях юности.

Страницы